Rambler's Top100
Просмотреть марку >>
О нас
Учителя и авторитеты
Они просто сделали это
Статьи по разделам
Приятное с полезным
События. Фотоальбом.
Книги и полезные ссылки
Гостевая книга
Обратная связь
Партнеры журнала
Карта сайта
Поиск

TOP



Правда о блокчейне

Контракты, сделки и записи о них — основа основ наших экономической, правовой и политической систем. Они защищают активы и задают рамки работы организаций; определяют и удостоверяют подлинность и фиксируют последовательность событий. Они регулируют взаимодействие государств, организаций, сообществ и частных лиц; направляют административную и общественную деятельность. И, тем не менее, ни эти важнейшие инструменты, ни структуры, призванные управлять ими, не поспевают за цифровым преобразованием экономики. Ситуация напоминает уличную пробку, в которой застревает болид Формулы-1. В цифровом мире способы административного контроля должны измениться.

Предполагается, что эту проблему поможет решить блокчейн (blockchain). Это технология, благодаря которой стали возможны биткоин и другие виртуальные валюты, представляет собой распределенный реестр, в который вносится информация обо всех сделках. Это надежное и удобное хранилище данных о транзакциях — к тому же его можно запрограммировать так, чтобы процедура сделки запускалась автоматически.

С появлением блокчейна мир изменится: информация о договорах в цифровом виде будет содержаться в распределенной базе данных, а сами записи будут защищены от удаления и изменений. Все соглашения, задания, выполненная работа и платежи будут закодированы и снабжены цифровой подписью и уникальным идентификатором. Информацию можно будет проверить и передать кому угодно. Посредники — юристы, брокеры, банкиры — возможно, уже и не понадобятся. Люди, организации, машины и алгоритмы будут легко и беспрепятственно взаимодействовать друг с другом и заключать сделки. Потенциал блокчейна просто не поддается описанию.

Вероятно, все слышали, что блокчейн произведет переворот в бизнесе и изменит компании и экономику. Что до нас, то, разделяя энтузиазм по поводу его потенциала, мы опасаемся ажиотажа. Нас волнуют не только вопросы безопасности (вспомните ­коллапс ­одной из бирж электронной валюты в 2014 году и относительно недавние взломы других). Опыт изучения инноваций в области технологий подсказывает нам, что, если блокчейновая революция произойдет, падут многие барьеры — технологические, управленческие, организационные и даже социальные. Было бы ошибкой бросаться сломя голову внедрять блокчейн, не понимая толком, что из этого может выйти.

На наш взгляд, блокчейновое преобразование бизнеса и управления — дело не сегодняшнего и даже не завтрашнего дня. Блокчейн — не подрывная технология, которая атакует традиционную бизнес-модель посредством более дешевого решения и быстро кладет на лопатки старожилов рынка. Это технология базисная. Она способна заложить новые основы экономической и социальной систем. Но, хотя влияние блокчейна будет колоссальным, в экономическую и социальную инфраструктуры ей придется просачиваться не один десяток лет. Проникновение будет не внезапным, а постепенным, по мере того как начнут набирать силу волны технологических и институциональных изменений. Об этой идее и ее стратегическом применении мы и поговорим в статье.

Идея коротко

Ажиотаж

Все слышали, что блокчейн до неузнаваемости изменит бизнес, но случится это намного позднее, чем думают многие.

Причина

Блокчейн, как и протокол TCP/IP (на котором основан интернет), представляет собой базисную технологию, внедрение которой потребует масштабной координации сил. Уровень сложности — технологической, нормативно-правовой и социальной — будет беспрецедентным.

Реальность

История распространения TCP/IP позволяет предсказать будущее блокчейна. Но, хотя проникновение этой технологии займет годы, компаниям самое время приступить к планированию.

Паттерны проникновения технологии

Прежде чем говорить о стратегии и инвестициях, связанных с блокчейном, вспомним, что нам известно о распространении технологий и, в частности, о процессе трансформации. Один из лучших примеров — построение распределенной компьютерной сети на основе протокола TCP/IP (протокола управления передачей/межсетевого протокола), создавшее предпосылки для развития интернета.

TCP/IP внедрили в 1972 году для ­единичного использования. То есть задача у него была всего одна — служить базой для электронной переписки между исследователями в сети ARPAnet Пентагона (предтече коммерческого интернета). До TCP/IP архитектура связи была основана на «коммутации каналов», при которой соединение между двумя сторонами или машинами требовалось устанавливать заранее и поддерживать во время обмена информацией. Чтобы два узла могли гарантированно связываться между собой, провайдеры телекоммуникационных услуг и производители оборудования тратили миллиарды на создание выделенных линий.

Технология TCP/IP перевернула эту модель. Новый протокол передавал информацию, оцифровывая ее и разбивая на крошечные пакеты данных, каждый из которых содержал адрес получателя. Оказавшись в сети, эти пакеты могли добираться до пункта назначения любым путем. Интеллектуальные передающие и принимающие узлы сети могли разбирать и собирать пакеты и интерпретировать закодированные данные. Не было необходимости в выделенных частных линиях и громоздкой инфраструктуре. Протокол TCP/IP создал сеть общего пользования, в которой нет центрального управления и ответственных за обслуживание и обновление.

Представители традиционных секторов информатики и телекоммуникаций отнеслись к TCP/IP скептически. Мало кто мог себе представить, что надежную передачу данных, рассылку сообщений, голосовое и видеосо­единение можно наладить на основе новой архитектуры и что связанная с этими протоколами система будет безопасной и масштабируемой. Но в конце 1980-х и в 1990-х все больше компаний (среди них — Sun, NeXT, Hewlett-Packard, Silicon Graphics) стали использовать TCP/IP — в том числе для создания собственных локализованных частных сетей. Они разрабатывали модули и инструменты, чтобы вывести область применения протокола за пределы электронной переписки, и постепенно вытеснить привычные технологии и стандарты локальных сетей. После внедрения этих модулей и инструментов производительность резко возрастала.

С появлением в середине 1990-х «всемирной паутины» TCP/IP сразу получил широкое распространение. Как грибы стали вырастать технологические фирмы, занимающиеся «начинкой» — оборудованием, программами и услугами, необходимыми для подключения к теперь уже общественной сети и для обмена информацией. Netscape поставляла браузеры, веб-серверы и прочие инструменты и компоненты, которые способствовали разработке и внедрению интернет-услуг и приложений. Sun спешно создавала Java — язык прикладного программирования. Поскольку объем данных в сети рос бешеными темпами, стали возникать компании вроде Infoseek, Excite, AltaVista и Yahoo, призванные помочь пользователям ориентироваться в этом информационном поле.

Как только основная инфраструктура набрала критическую массу, новое поколение фирм воспользовалось дешевым подключением к сети и вывело на рынок привлекательные интернет-услуги, которые могли заменить собой предложения традиционных компаний. CNET перевела новости в онлайн-пространство. Ассортимент книг, продаваемых Amazon, не снился ни одному книжному магазину. Priceline и Expedia упростили покупку авиабилетов и сделали ее, как никогда, прозрачной. Эти новички могли без особых затрат охватить огромную аудиторию, что ставило в сложное положение традиционный бизнес вроде газет и офлайновых ритейлеров.

В условиях массовой «подключенности» компании следующей волны разработали новаторские приложения, которые полностью трансформировали способ создания и получения стоимости. Эти организации использовали децентрализованную архитектуру и создавали стоимость, координируя распределенные сети пользователей. Вспомним, как eBay изменила онлайновую розничную торговлю, введя электронные торги, как Napster преобразовала музыкальную индустрию, Skype — телекоммуникации, а Google — поиск в интернете (приспособив пользовательские ссылки для получения более релевантных результатов).

В конечном счете, технологии TCP/IP понадобилось более 30 лет, чтобы пройти все стадии: единичного использования, локализации, замещения и трансформации — и полностью перестроить экономику. Сегодня более чем у половины самых дорогих компаний мира — ориентированные на интернет, платформенные бизнес-модели. Изменились и сами основы экономики. Масштаб и интеллектуальная собственность больше не дают неоспоримых преимуществ; лидирующие позиции все чаще занимают фирмы, которые активно организуют и координируют разветвленные сети сообществ, пользователей и организаций, проводя среди них свою политику.

Новая архитектура

Блокчейн — одноранговая сеть, работающая в интернете, — появился на рынке в октябре 2008 года как технология для биткоина, виртуальной валютной системы, особенность которой — отказ от централизованного управления в таких вопросах, как выпуск валюты, передача в собственность и утверждение сделок. Биткоин — первое применение блокчейна.

Параллели между блокчейном и TCP/IP очевидны. Электронная почта сделала возможным двусторонний обмен сообщениями, а биткоин — двусторонние финансовые операции. Разработка и обслуживание блокчейна — как и TCP/IP — носит открытый, распределенный и коллективный характер. Команда добровольцев из разных стран поддерживает базовое программное обеспечение. Как и электронная почта, биткоин поначалу привлек внимание сравнительно небольшой группы энтузиастов.

Технология TCP/IP резко снизила стоимость интернет-соединения. Точно так же блокчейн способен резко сократить расходы на проведение сделки. Он может стать системой записи всех транзакций. Если это случится, в экономике произойдет очередная революция, поскольку блокчейн породит новые источники влияния и контроля.

Как бизнес работает сейчас? Постоянный учет транзакций — важнейшая задача любой организации. Соответствующие документы отражают историю операций и служат информационной основой для дальнейшего планирования. Они показывают не только, как функционирует компания, но и как она устанавливает внешние связи. Каждая фирма ведет собственный учет, и эта документация носит закрытый характер. У многих при этом нет единого реестра: отделы и подразделения создают собственные записи. Проблема в том, что выверять записи в разрозненных и предназначенных для внутреннего пользования базах — дело долгое, и ошибок тут не избежать.

Например, типичная фондовая сделка заключается за несколько секунд и, как правило, без вмешательства человека. Но ее исполнение — передача прав собственности на акции — может занять неделю. Это объясняется тем, что у участников нет доступа к реестрам партнеров и они не могут автоматически подтвердить право ­собственности на активы и возможность их передачи. На сцену выходит целый ряд посредников, которые гарантируют наличие активов по мере того, как информация о сделке поступает в организации и во все реестры вносятся соответствующие сведения.

В системе блокчейна реестр воспроизводится во множестве идентичных баз данных, каждую из которых содержит и обслуживает заинтересованная сторона. Если одну из копий изменяют, то такие же изменения появляются и в остальных. Поэтому, когда совершаются сделки, записи о стоимости и активах, перешедших из рук в руки, поступают во все реестры. В независимых посредниках, которые бы подтверждали или передавали право собственности, необходимости нет. Если фондовая сделка заключается в системе на основе блокчейна, все улаживается в считанные секунды — безопасно и верифицируемо. (Печально известные взломы бирж криптовалют вскрыли недостатки не самой технологии блокчейна, а отдельных систем, установленных у пользователей).

Как работает блокчейн

Эта технология основана на пяти базовых принципах.

  1. Распределенная база данных. У каждой из сторон, участвующих в операциях на основе блокчейна, есть доступ ко всей базе данных и ее истории. Ни одна из сторон не контролирует информацию единолично. Каждый участник может подтверждать записи своих партнеров по сделке напрямую, без посредников.

  2. Одноранговая передача. Пользователи контактируют друг с другом не через центральный узел, а напрямую. Каждый узел способен хранить и переправлять информацию всем остальным.

  3. Прозрачность и использование псевдонимов. Сделки и их стоимость видны всем, у кого есть доступ к системе. Каждому узлу, или пользователю, в блокчейне присваивается уникальный адрес, состоящий из 30 или более букв и цифр, который их идентифицирует. Пользователи могут сохранять анонимность или раскрывать свою личность, предоставляя соответствующие документы. Транзакции происходят между блокчейновыми адресами.

  4. Необратимость записей. После того, как сведения о транзакции поступают в базу данных и учетные записи обновляются, эти записи уже не изменить, поскольку они связаны со всеми предыдущими записями (отсюда и название «chain» — «цепочка»). Различные вычислительные алгоритмы и методы служат тому, чтобы запись в базу данных велась постоянно, в хронологическом порядке и была доступна каждому в сети.

  5. Вычислительная логика. Блокчейн — это цифровой реестр, значит, действия в его системе можно увязать с вычислительной логикой и, по сути, программировать. Поэтому пользователи могут задавать алгоритмы и правила, автоматически запускающие транзакции между узлами.

Схема проникновения блокчейна

Если биткоин напоминает электронную почту на раннем этапе ее развития, значит ли это, что блокчейн развернется в полную силу через несколько десятков лет, не раньше? На наш взгляд, да. Мы не знаем, сколько времени займет трансформация, но можем предположить, какие способы применения будут развиваться в первую очередь и как в итоге технология получит массовое признание.

История показывает: на то, как эволюционируют базисная технология и сценарии ее использования, влияют два фактора. Первый — новизна: до какой степени применение технологии можно считать новаторским. Чем оно непривычнее, тем сложнее объяснить людям, какие проблемы оно решает. Второй — сложность, то есть необходимый уровень координации экосистемы: число и разнообразие сторон, которые с помощью технологии должны сообща создавать новую стоимость. Например, от социальной сети с одним участником толку мало; сеть полезна, только если в ней зарегистрировано много знакомых между собой людей. Чтобы ­создавать стоимость, необходимо привлечь и других пользователей. Так же будет обстоять дело со всеми вариантами применения блокчейна. И чем они масшабнее и влиятельнее, тем больше потребуется существенных институциональных преобразований.

Мы разработали схему внедрения инноваций с учетом этих двух факторов, распределив их по квадрантам. Каждый квадрант соответствует определенному этапу развития технологии. Выяснив, к какому из них относится инновация на основе блокчейна, руководители смогут понять, с какими трудностями предстоит столкнуться при внедрении, насколько тесно придется с кем-либо сотрудничать, сколько факторов согласовывать и понадобится ли взаимодействовать с нормативными и законодательными органами. Кроме того, схема покажет, какие процедуры необходимо ввести и как изменить инфраструктуру компании, чтобы ускорить принятие инновации. Она позволит менеджерам оценить уровень развития блокчейна в любой отрасли и оценить необходимый объем стратегических инвестиций в собственные «блокчейновые» возможности.

Единичное использование. Первый квадрант соответствует вариантам с низкой степенью новизны и координации, позволяющим решать определенные задачи лучше, дешевле и более целенаправленно. Электронная почта — недорогая альтернатива телефонным звонкам, факсам и обычной почте — была вариантом единичного применения TCP/IP (хотя с увеличением числа пользователей ценность ее возросла). В этот же квадрант попадает и биткоин. Даже на заре своего существования криптовалюта позволяла тем немногим, кто ею пользовался — просто в качестве альтернативного способа оплаты, — мгновенно получать выгоду. (К биткоину можно относиться как к своего рода электронной почте, которая передает не только информацию, но и реальную стоимость.) В конце 2016 года сумма транзакций в системе биткоина должна была достичь $92 млрд. В сравнении с $411 трлн суммарных платежей по всему миру это пока не больше, чем нормальная погрешность, но биткоин быстро растет и набирает популярность в таких операциях, как мгновенные платежи и торговля иностранной валютой и активами, — то есть там, где возможности нынешней финансовой системы ограничены.

Локализация. Ко второму квадранту относятся инновации, новизна которых относительно высока, а для быстрого создания стоимости достаточно ограниченного количества пользователей. Поэтому внедрять их сравнительно просто. Если блокчейн будет развиваться так же, как другие сетевые технологии в бизнесе, то на блокчейн-инновациях, развившихся из приложений для единичного использования, наверняка будут строиться локальные частные сети, которые посредством распределенного реестра свяжут между собой несколько организаций.

Львиную долю частных разработок в области блокчейна ведут в секторе финансовых услуг — как правило, в компаниях с небольшими сетями, поэтому требования к координации сравнительно невысоки. Вместе с Chain.com, одним из многих провайдеров инфраструктуры блокчейна, Nasdaq создает технологию обработки и подтверждения финансовых сделок. Bank of America, JPMorgan, Нью-Йоркская фондовая биржа, Fidelity Investments и Standard Chartered проверяют, может ли блокчейн заменить бумагу и человеческий труд при проведении таких операций, как обмен валюты, международные расчеты, расчеты по ценным бумагам и торговым операциям и т. д. Bank of Canada тестирует цифровую валюту — CAD-coin — для межбанковских переводов. Мы предрекаем быстрое распространение частных систем блокчейна, предназначенных для решения специфических задач представителей разных отраслей.

Замещение. В третий квадрант входят инновации с относительно низкой степенью новизны (так как они созданы на основе уже существующих приложений для единичного использования или локализованных ­вариантов), требующие, однако, высокого уровня координации (поскольку они предназначены для широкого применения). Такие новинки претендуют на то, чтобы заменить собой традиционные технологии и трансформировать ни много ни мало способы ведения бизнеса. Но на их пути стоит множество барьеров; они предполагают серьезный уровень координации, а процедуры, которые они должны вытеснить, могут оказаться основополагающими для организаций и институтов. В число подобных заместителей входят криптовалюты — новые, сложившиеся валютные системы, которые выросли из простой технологии оплаты биткоинами. Важнейшее отличие в том, что использовать криптовалюту должны все стороны, совершающие денежные операции, а это ставит под удар регулирующие органы и учреждения, которые всегда контролировали подобные сделки. Потребителям также придется изменить свое поведение и разобраться в том, какие возможности открывают перед ними новые деньги.

Недавний эксперимент MIT выявил проблемы, с которыми придется столкнуться при внедрении цифровой валюты. В 2014 году Биткоин-клуб MIT выдал каждому из 4494 студентов института по $100 биткоинами. Любопытно, что 30% студентов даже не пришли за деньгами, а из тех, кто пришел, 20% в течение нескольких недель обналичили биткоины. Даже до крутых технарей не сразу доходит, как и где использовать криптовалюту.

Один из самых амбициозных замещающих проектов на основе блокчейна — Stellar. Задача этого некоммерческого проекта — предоставлять недорогие финансовые услуги (банковские операции, микроплатежи, денежные переводы) людям, у которых никогда не было к ним доступа. Stellar вводит собственную виртуальную валюту — люмены; кроме того, он позволяет пользователям хранить в своей системе целый ряд активов, в том числе другие валюты, неистраченные минуты телефонной связи и гигабайты интернет-связи. Изначально Stellar ориентировался на Африку, в первую очередь — на Нигерию, крупнейшую экономику региона. Целевые группы населения хорошо приняли проект, и он уже доказал свою экономическую ­эффективность. Однако его будущее остается туманным ­из-за существенных проблем с координацией экосистемы. Хотя массовое признание говорит о жизнеспособности Stellar, чтобы стать банковским стандартом, он должен повлиять на политику правительства и убедить центробанки и крупные организации принять его технологию. На это могут уйти годы напряженной скоординированной работы.

Трансформация. К последнему квад­ранту относятся абсолютно новые способы применения, которые, оказавшись удачными, могли бы преобразовать саму природу ­экономической, социальной и политической систем. Они требуют согласованных действий многих участников и достижения базового соглашения относительно стандартов и процедур. Чтобы внедрить их, нужно провести серьезные законодательные, социальные и политические реформы.

Пожалуй, самым революционным на сегодняшний день применением технологии блокчейна можно считать «умные контракты». Они автоматизируют платежи и перевод валюты и других активов при соблюдении условий, о которых договорились стороны. Например, умный контракт способен отправить платеж поставщику после того, как доставлен груз. О получении товара фирма может сообщить посредством блокчейна; эту же информацию может передать GPS-навигатор, регистрирующий изменение местоположения, — и перевод будет запущен. Мы уже видели первые эксперименты с «самореализующимися» контрактами в таких сферах, как венчурное инвестирование, банковские операции и управление цифровыми правами.

Перспективы открываются такие, что захватывает дух. В компаниях все: от регистрации прав до отношений с поставщиками и сотрудниками — регулируется договорами. Если автоматизировать контракты, что произойдет с традиционными структурами и процедурами организации, а также с посредниками вроде юристов и бухгалтеров? А с менеджерами? Их роли до неузнаваемости изменятся. В общем, пока мы не впали в эйфорию, вспомним, что от массового внедрения умных контрактов нас отделяют десятилетия. Без институциональной поддержки, например, от них не будет толку. Потребуется высочайший уровень координации и четкое понимание того, как умные контракты разрабатываются, заверяются, выполняются и контролируются. Мы полагаем, что институты, отвечающие за решение этих сложнейших задач, появятся еще нескоро. Пугают и технологические проблемы — особенно связанные с безопасностью.

Тонкости инвестирования в блокчейн

Как приспособить возможности блокчейна к потребностям своих организаций? Наша схема поможет руководителям выбрать правильный путь.

В большинстве случаев проще всего начать с единичного применения. Такие варианты минимизируют риск: они не новы и не требуют особой координации сил. Можно, в частности, ввести биткоин в качестве платежной системы. Инфраструктура и рынок уже хорошо развиты, и принятие виртуальной валюты заставит целый ряд отделов (бухгалтерию, отделы продаж, маркетинга, финансов, ИТ) осваивать блокчейн. Еще одна относительно безопасная стратегия — использовать блокчейн как внутреннюю базу данных для управления физическими и цифровыми активами, учета внутренних транзакций и проведения идентификации. Для компаний, которым трудно согласовать несколько баз данных, такой вариант — выход из положения. Тестирование вариантов единичного использования поможет организациям приобрести навыки, необходимые для освоения более сложных инноваций. Сегодня уже и стартапы, и крупные устоявшиеся платформы вроде Amazon и Microsoft предоставляют облачные «блокчейновые» услуги, так что экспериментировать становится с каждым днем все проще.

Локализированное применение — естест­венный следующий шаг. Уже сейчас многие инвестируют в частные блокчейновые сети, и такие проекты рассчитаны на получение реальных результатов в короткий срок. К примеру, опыт финансовых компаний показывает, что частные блокчейновые сети, организованные с участием ограниченного количества надежных контрагентов, сущест­венно снижают транзакционные издержки.

Кроме того, варианты локализированного использования позволяют организациям решать проблемы, связанные с международными транзакциями. В частности, с помощью блокчейна компании уже следят за сложными цепочками поставок. Например, в алмазодобывающей отрасли путь драгоценного камня от места добычи до потребителя находится под полным контролем. Сейчас технологии для подобных экспериментов доступны всем.

Разработка замещающих вариантов требует тщательного планирования, поскольку вытеснить действующие технологии может быть не так-то просто. Один из возможных путей — создавать такие приложения, ­чтобы потребителю не пришлось существенно менять свое поведение: речь идет об альтернативах дорогостоящим или малопривлекательным решениям. Чтобы получить распространение, эти заместители должны функционировать не хуже традиционных технологий и легко вписываться в экосистему. Хороший пример продуманной замены — подарочные карты First Data на основе блокчейна. Ритейлеры, предлагающие их потребителям, могут заметно снизить операционные издержки и повысить безопасность, контролируя движение средств на счетах с помощью блокчейна — без сторонних платежных операторов. Эти новые подарочные карты даже позволяют переносить остаток средств на счет другого магазина через общий реестр.

Трансформирующие приложения — дело далекого будущего. Но имеет смысл уже сейчас оценить их перспективы и инвестировать в разработку технологии, которая будет их поддерживать. Лучше всего они сработают, если увязать их с новой бизнес-моделью, в основе которой лежит новаторская логика создания и получения стоимости. Внедрять такие бизнес-модели трудно, но для компаний они могут стать гарантом будущего роста.

Подумайте, как должны измениться юридические фирмы, чтобы ввести у себя умные контракты. Им предстоит освоить разработку ПО и «блокчейновое» программирование. Возможно, им придется отказаться от системы почасовой оплаты и подумать, скажем, о взимании платы за проведенную сделку или за хостинг информации о платежах, хотя могут быть и другие идеи. В любом случае перед тем, как переходить на новую бизнес-
модель, руководители должны убедиться в том, что последствия этого шага поняты и проработаны.

До трансформирующих сценариев дело дойдет в последнюю очередь, но именно они создадут колоссальную стоимость. Назовем две сферы, в которых они могли бы произвести серьезный переворот: системы массовой идентификации, например для паспортного контроля, и алгоритмизированное принятие решений, призванное предотвращать легализацию незаконных доходов и управлять сложными финансовыми сделками со множеством участников. Полагаем, что эти инновации не получат массового распространения еще как минимум лет десять, если не больше.

Внедрение трансформирующих приложений приведет к появлению компаний — создателей новых платформ, которые будут координировать и контролировать новые экосистемы. Они станут «гуглами» и «фейсбуками» следующего поколения. Чтобы осознать, какие возможности они открывают, потребуется терпение. Инвестировать в них крупные суммы, может, и рановато, но готовить для них почву, разрабатывая необходимые инструменты и стандарты, стоит уже сейчас.

Технология TCP/IP не только показала пример для внедрения блокчейна, но и, по всей видимости, расчистила для нее путь. Без TCP/IP сегодня никуда, а поскольку варианты применения блокчейна основаны на цифровой, коммуникационной и вычислительной инфраструктуре, стоимость тестирования снижается и новые сценарии использования появляются все быстрее.

Наша схема позволит руководителям определить, что изменить в компании в первую очередь, чтобы приступить к внедрению блокчейна. Им следует проинформировать персонал об этой технологии и обучить его; разработать с учетом описанных нами квадрантов необходимые приложения на основе блокчейна; инвестировать в блокчейновую инфраструктуру.

Руководители должны помнить о скорости внедрения инноваций на основе блокчейна, о препятствиях на этом пути и о том, что выйти на уровень проникновения TCP/IP крайне сложно — и тщательно взвешивать все риски. Понятно, что стоит начинать с малого и двигаться от простого к сложному. Но объем инвестирования должен зависеть от ситуации и отрасли. Финансовые организации идут к внедрению блокчейна полным ходом, чего не скажешь о производственных компаниях.

Однако какой бы ни была ситуация, от блокчейна вам, скорее всего, не отвертеться. Вопрос в том, когда вы с ним столкнетесь.

 

Опубликовано у нас 02.02.2017

Источник

Раздел статей по теме Управление Изменениями

 

Написать нам

 

 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 
Главная страница Написать письмо Поиск
 


© Е.Г. Маркушина, 2001