Rambler's Top100
Просмотреть марку >>
О нас
Учителя и авторитеты
Они просто сделали это
Статьи по разделам
Приятное с полезным
События. Фотоальбом.
Книги и полезные ссылки
Гостевая книга
Обратная связь
Партнеры журнала
Карта сайта
Поиск

TOP



Новая экономика и издательский бизнес

Интервью с директором Издательства электронной книги «Юджин Проджектс» Евгением Тавлеем, 12.11.2008 Санкт-Петербург

Е.Т. - Евгений Тавлей, Е.М.Елена Маркушина.

Е.М. Вот вы, Евгений, вроде бы серьезный человек, экономист, языковед, и вдруг решили заняться электронными книжками. Что это – логичное продолжение многочасового сидения за компьютером в процессе умственного труда или намерение молодой акулы бизнеса отобрать кусок хлеба у традиционных издательств?

Е.Т. В вашем вопросе, Елена, как минимум три спорных замечания. Во-первых, экономическая подготовка в области ВЭД (внешнеэкономической деятельности, прим. Е.М.) и практика в данной сфере еще не делают меня экономистом.

Во-вторых, инъяз и свободное владение популярными европейскими языками также еще не повод считать кого-либо языковедом. Читаю я много и с интересом, но все еще ощущаю себя гимназистом, иногда тоскую по стилю, ритмике и краскам хорошего русского языка…

Затем то, что вы назвали «логичным продолжением компьютерной занятости»… Я вас уверяю: любой нормальный человек, выполнив необходимый объем такой работы, стремится к активности как к физической, так и коммуникативной. Если же вам свойственно увлекаться, то глаза, спина и головная боль скоро напомнят, что от компьютера пора отойти. Бывают, конечно, люди со склонностью именно к кабинетной работе, но, занимаясь только ею, бизнес создать трудно. Так что электронное книгоиздание – это, скорее, алогичное продолжение виртуальной активности.

И, наконец, электронная книга – дело гораздо более серьезное, чем вы думаете.

Е.М. Так, а что насчет традиционных издательств? Мне интересно, оспаривается ли вами их монополия на выпуск бумажных книг?

Е.Т. Ага! Вот тут уже все интереснее. Вы сказали: «Выпуск бумажных книг». Большинство людей считают, что заслуга в том, что на полке магазина или их библиотеки появилась бумажная книга, принадлежит издательствам. Это не так. Офисы издательств – это кладбище букинистических проектов. Не каждому литературному замыслу суждено стать книгой в переплете. Книги создают типографии. Это их бизнес. Типографии перерабатывают свои исходные материалы (большей частью бумагу) согласно ТЗ издательства. Так что технологическая Интернет-революция подводит под нож именно традиционную типографскую технологию.

Е.М. То есть обычные издательства могут спать спокойно? Никаких угроз со стороны Новой экономики?

Е.Т. (Смеется) Елена, вы такие вопросы задаете! Вы же прекрасно знаете ответ. Это вы так меня провоцируете, чтобы я изложил свою версию происходящего, да?... Извольте…

Ни спать спокойно, ни почивать на лаврах традиционным издательствам больше не придется. Точно так же, как кризис американской экономики вскрыл все промахи и недостатки западного стиля менеджмента, так и те вольности, какие позволяли себе издательства, становятся явными и экономически наказуемыми.

Е.М. Что вы имеете в виду?

Е.Т. Начнем хотя бы с того, что российский менеджмент также далек от совершенства. В одних издательских организациях с управлением лучше, в других хуже, но в целом российский издательский бизнес – частный случай российской же управленческой традиции.

Мы тут с коллегами говорили о кризисе недавно, и кто-то заметил, что, несмотря на то, что экономический подъем в нашей стране был не год и не два, остается ощущение, что как-то рано кризис-то пришел, что не достигли мы еще тех вершин и перегрева, с которых нас следовало бы возвращать к некоей норме. Успехи и планки, достигнутые предприятиями во многих отраслях (если посмотреть на эти успехи не извне, а изнутри компаний) случились не благодаря, а вопреки; часто не за счет добросовестного труда и полной самоотдачи честных тружеников (честь им и хвала), а за счет немногочисленных побед одиночек-инноваторов, которые ведут порой изнуряющую битву с верховными управляющими за торжество обыкновенного здравого смысла.

Питерс, кажется, сказал, что «все изменения в бизнесе происходят лишь оттого, что появился кто-то, кого окончательно достало текущее положение дел». А в нашей конфуцианской культуре коллективной безответственности и отрицания лидерства в западном его понимании изменить что-то еще труднее. Представьте себе, каких бы высот достигло бы наше государство в целом, если бы в каждой конкретной фирме не тратилось столько времени и нервов на преодоление искусственных препон! С какой вершины качества бизнес-процессов, управления и товаров нам бы сейчас пришлось сползать!.. Так вот…

В издательствах тоже кое-где работают, как вы их называете, агенты перемен, не титулованные и именитые, а способные создать новое качество процессов, и очень даже может быть, что они слышали о бережливом производстве. Как, по-вашему, можно ли в традиционном издательстве успешно реализовать проект «Внедрение технологии Lean в издательском бизнесе»? Теоретически можно. А практически?

Е.М. А у вас в «Юджин Проджектс» практикуют Lean Production? Да? Что вы говорите! Так-так. И как это выглядит?

Е.Т. Вы правы, давайте поближе к «Юджин Проджектс».

Я узнал о системе вытягивания и Lean из вашего сайта, кстати. Прочел популярные книги по этому вопросу. Но внутренне я уже был не просто готов к работе по системе Lean, мы уже, по сути, дошли до этого сами.

Мы начали с того, что поставили нашего потребителя в начало цепи формирования ценности. С момента обращения покупателя к нам до окончания комплектации заказа проходят не часы, а минуты. Заказ оживляет спящие процессы технического исполнения диска, его дизайнерского оформления, пакетирования, комплектации и документооборота. Сегодня до 18:00 заказ поступил к нам по электронной почте, завтра утром (если это рабочие дни) заказ уже на пути к вам из Питера на Камчатку. Первым классом Почта России доставит заказ за 4 рабочих дня. Почта России – наш стратегический партнер (широко улыбается, прим. Е.М.).

Но. Заказов может и не быть. День, два,.. вообще может не быть. И все! Ценность вы не создаете и не зарабатываете. Может себе это позволить обычное издательство, у которого вот такие расходы (раскидывает руки в стороны, прим. Е.М.) и коллектив, который кушать хочет каждый день? А мы можем позволить себе остановиться по любому продукту.

Прежде всего потому, что наш бизнес так диверсифицирован, что заработные платы на сегодняшний день находятся в слабой зависимости от финансовых успехов «Юджин Проджектс». Мы другим на жизнь себе зарабатываем и делегировали нашей компании обязанность уплачивать налоги с наших совокупных проектных доходов так же, как это происходит во всех других компаниях.

Во-вторых, наши процессы очень гибкие и моментально перестраиваются под другую задачу.

Е.М. Нет ли тут ловушки в такой ситуации, когда отсутствие зависимости от успехов приводит к тому, что направление слабо развивается, остается чем-то вроде хобби?

Е.Т. О, это замечательный вопрос. Ответ на него нашелся быстро в нашем случае потому, что мы изначально хотели видеть над нашей затеей такой, знаете ли, ореол из букв, составляющих слово «ИЗ-БРАН-НО-Е».

Причина того, что магазины завалены макулатурой детективно-романтического толка не в том, что «пипл хавает», а в том, что издательство, как любой экономический организм с постоянными затратами, заинтересован в бесперебойном поступлении денежного потока. Торговые сети, с которыми они заключают договора на продажу книги, должны вернуть деньги за нее как можно скорее. Значит, элитарные, узконаучные, трудные и т.д. произведения имеют меньше шансов выиграть соревнование. На детективах, киче и модной «литературе» заработать проще, ликвидность изданий выше.

Что до упреков в сторону читательской аудитории, то, как известно, не спрос рождает предложение, а наоборот. На каждый текст найдется свой читатель: кому-то «Лолита», кому-то «The тёлки». Экономическая подготовка помогает понять это проявление закона спроса и предложения (улыбается, прим. Е.М.).

Е.М. Ну как же? Есть же в издательской среде свои универсалы, нишевые игроки, есть претендующие на высокий вкус и склонность к выпуску исключительно бестселлеров. Значит, вероятно, за счет высоколиквидных изданий можно выпустить что-то посложнее?

Е.Т. Про бестселлеры повторяться не будем, понятно, что даже в экономической литературе это слово только у нас приравнивается к авторитетности, качеству, полезности, хотя это всего лишь «лидер продаж» и все. Мы так можем уйти с вами в другую плоскость и долго говорить о национальной традиции искать авторитетов за морем, «нет пророка в отечестве своем» и т.д. Это отдельный и непростой разговор, во многом не для записи.

Е.М. Почему это не для записи?

Е.Т. Ну как же! Есть же разница между спором и дискуссией.

Е.М. Да-да, у нас на сайте есть эпизод на эту тему.

Е.Т. Именно. Так вот, например, с вами я могу поговорить о том, что книги Кови о навыках высокоэффективных людей – это чушь полная. Ну, не слышал автор о векторном анализе. Да, но ведь и большинство потенциальной читательской аудитории тоже не слышало. А сколько людей были вдохновлены книгой Эдгара Шейна «Корпоративная культура и лидерство», хотя там тоже ляпов будь здоров? Людей, готовых к дискуссии – единицы, желающих поспорить гораздо больше. Так что никаких откликов на материал обо всем этом, кроме разгневанных, вы не получите. У зарубежных бестселлеров, на мой взгляд, есть своя миссия – воспитание разборчивости у взрослеющих менеджеров. Так что, по большому счету, критиковать их ни к чему.

Что до отечественных нерядовых изданий, то должен вас огорчить. Финансирование их выхода за счет популярных и проходных – большая редкость. Такие книги выходят либо на деньги самих авторов, либо на деньги спонсоров этих авторов. Не хотят издательства рисковать. А если «фильм в прокате провалится», за счет чего покрывать убытки? Если бы серьезные авторы это знали, они бы не теряли время на обивание порогов редакций и издательств.

Е.М. То есть вы для таких авторов и есть лучшее решение?

Е.Т. Каждый решает сам для себя, что ему лучше. Если вы читали "Улитку на склоне" Стругацких, то там есть эпизод о книгах. Помните? Я не встречал более точного определения и более честного обращения к авторам через их произведения. Готов сам подписаться под каждым словом. И мне кажется, что вашим читателям будет понятнее наше отношение к "Юджин Проджектс", если вы их познакомите с этим эпизодом.

Сам бы я разделил всех авторов на две большие группы: первые пишут для себя, вторые для читателя. Различаются они, как вы понимаете, по характеру движущих мотивов. Если я скажу, что мы предпочитаем работать со вторыми, то не сильно погрешу против истины.

Некоторое время назад я общался с одним преподавателем кафедры менеджмента Политехнического Университета. Он сообщил, что в их институте существует правило, согласно которому каждый ученый муж, даже далекий от практики, должен писать по одной статье в две недели и каждый год выпускать книгу. Вы представляете? Не знаю, насколько эти нормы верны или актуальны сегодня, но подход здесь обратно противоположный тому, который нам с вами так хорошо знаком: «Можешь не писать – не пиши» (М. Жванецкий, прим. Е.М.). Кроме того, научная работа – монография - должна быть не просто опубликована, а выпущена в переплете и попасть на полку книжного магазина.

Слышали когда-нибудь слово такое - «крючкотворство»? Это оно, как вы думаете? Вы можете себе представить качество этих работ? И имя этой армии – легион. Я бы не удивился, узнав, что Чехов в научной среде находится под негласным запретом.

Е.М. Чехов?

Е.Т. Для меня самого слова Антона Павловича Чехова стали чем-то вроде профессиональной установки. Вот я вам сейчас закладочку одну открою и прочту. Написано в 1887 году. «Правила для начинающих авторов»...

«Всякого только что родившегося младенца следует старательно омыть и, давши ему отдохнуть от первых впечатлений, сильно высечь со словами: „Не пиши! Не пиши!..“ Если же, несмотря на такую экзекуцию, оный младенец станет проявлять писательские наклонности, то следует попробовать ласку. Если же и ласка не поможет, то махните на младенца рукой и пишите „пропало“.

«Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя. А посему не робей… Клади перед собой бумагу, бери в руки перо и, раздражив пленную мысль, строчи. Строчи о чем хочешь: о черносливе, погоде, говоровском квасе. Великом океане, часовой стрелке, прошлогоднем снеге… Настрочивши, бери в руки рукопись и, чувствуя в жилах священный трепет, иди в редакцию. Снявши в передней калоши и справившись: «Тут ли г. редактор?»

То есть, если мы с вами говорим о литературе художественной, как, впрочем, и экономической, то тут первейший вопрос: «А надо ли?».

Е.М. У советских классиков был прекрасно выписан образ «г. редактора», который, будучи обделенным талантом, но наделенным властью, вершит судьбу рукописи. Вы, как я понимаю, себя с таким образом решительно никак не ассоциируете?

Е.Т. Очень много думаю об этом, поверьте. Представьте, если бы во времена Булгакова или Зощенко существовал бы Интернет, а вместе с ним альтернативный метод издания книги... Ведь они – эти авторы – были как раз из второй группы. Они не могли не писать…

Я не берусь судить, что хорошо, а что плохо, что достойно увидеть свет, а что нет. Но я точно не держу за левым плечом того, кто нашептывал бы мне: «Да какая разница! Оцифруем и это! Клиент платит!».

Есть две большие разницы, когда к нам попадает текст, который суть – информация, и ей нужно придать особую форму для удобства работы с нею, и совсем другое дело книга.

Е.М. И как вы это различаете?

Е.Т. Ну, например, возьмем диск с курсом «Экономика предприятия». Мы выпускаем такие для экономических ВУЗов. Там собраны не только методички или книги авторов ВУЗа, там масса тестов, кейсов и проверочных заданий. В начале занятий студент получает диск и – вперед. Прочел главу, в конце нужно ответить на вопросы. Ответы собираются в аттестационный лист, свои результаты можно увидеть и, если они тебя не устраивают, выполнить тест заново. В конце появляется сообщение «Отправить преподавателю?» Нажимаешь ОК, и твоя домашняя работа ушла на личную почту лектора, который уже не сможет сказать, что не получил от вас ответов на вопросы урока в 23:59, то есть за минуту до истечения назначенного всем студентам дедлайна. Адреса преподавателей зашиты внутри программы. Так как он видит почтовый ящик, с которого ушло сообщение, то может поинтересоваться, если с одного ящика пришло пять анкет: «Ну как, разобрались или списали друг у друга?». Если студент живет в общежитии и не имеет компьютера и личной почты, он пользуется традиционными бумажными методичками и раздаточными материалами. Преподавателю остается проверить 12 письменных работ лично, проверка тех, что попали в его почту, значительно упрощена.

В данном примере я вам рассказал об информации, которая вместе с сервисами составляет учебный продукт. Но мы выпускаем еще и мануалы (руководства по эксплуатации), электронные каталоги товаров с системой заказов внутри, выставки галеристов, выставочные презентации, подарочные продукты.

Вообразите, на диске размещен сборник стихов автора с их аудиозаписью и великолепными фотоработами того же автора. Жаль, что инициаторы проекта ограничили его жизнь юбилейным вечером, я бы сам купил такой диск в подарок моим друзьям: они очень любят Питер, его горожан и культуру.

Е.М. То есть, вы, все-таки, всеядны?

Е.Т. Да нет. У нас широкий спектр услуг, но беремся мы только за то, что нравится. Пока нам везет на авторов. Знакомство с некоторыми ценнее выхода их проекта к потребителю, мы продолжаем общаться, привлекаем их к улучшениям наших продуктов и услуг. Отказывать приходится слишком спорным авторам, которые присылают детектив под видом экономического романа или «нескладушки-неладушки» под видом хокку.

Е.М. Расскажите поподробнее, как складываются ваши отношения с авторами, и кто платит за реализацию проекта?

Е.Т. С момента подписания авторского договора до выхода в свет двухсотстраничной книги у нас уходит две недели. Через две недели она будет существовать в электронном виде, отредактированная, структурированная, отформатированная и готовая к многократному копированию. Заказчик может заплатить только за это. Но чаще всего ему нужен материнский диск. А это уже работа криэйторов, дизайнеров, художников, создающих образ книги, который отразиться во всем ее CD-облике, от наклейки на диск до обложки, коробки и стиля autorun-а. Заказчик выкупает материнский диск и распоряжается им и его содержимым по своему усмотрению. Мы храним исходник три месяца, после чего он уничтожается без возможности восстановления. В дальнейшей коммерческой судьбе проекта мы в этом случае никак не участвуем.

Бывает и так, что мы заключаем с автором партнерский договор, средства в создание материнского диска можем вложить и мы, потому что участвуем в продажах.

Вот я вас сам хочу спросить, как нашего партнера: что вам самой показалось более всего удивительным в совместной работе?

Е.М. Хотелось бы верить, что я отношусь, все же, ко второй группе авторов, потому что мне всегда было важнее, чтобы слово дошло до адресата, чем стало печатной страницей. Еще со времен сотрудничества с журналами я испытывала дефицит обратной связи. Прочел ты статью, хочешь написать автору, а куда писать, в редакцию? А тут эта ваша партнерская программа. Я была просто в шоке! Ну, допустим, «Trust» Фукуямы все читали, но одно дело книга и другое бизнес. Поначалу не верилось, что вы не делаете серых тиражей.

Е.Т. М-да. Многие авторы, которые имели «счастье» сотрудничать с обычными издательствами, были вынуждены подписывать там очень странные договоры, где сказано, что гонорар начинает выплачиваться после реализации, скажем, первой тысячи экземпляров в торговой сети. А как проверить, продана тысяча или нет? Договор должен быть тогда трехсторонним. Любое соглашение должно быть совершенно прозрачным обеим сторонам, а если какой-то пункт не соответствует этому требованию, то должен быть прозрачным процесс. Пришла к нам заявка на книгу – копия нашего ответа автору. Вы не только знаете всех своих читателей поименно, вы понимаете географию интереса к вашей книге, возрастной, гендерный, профессиональный срезы того, что называется спросом.

Читатель приглашается нами к диалогу. Мы узнаем, что стоит переиздать, в каком продукте что исправить, там расширить, тут урезать.

Но и для читателя есть масса полезных опций. Захотел он высказаться - тут же нажал на почтовый сервис и написал письмо автору напрямую. Захотел обсудить книгу с другими читателями – нажал на кнопку и попал на сайт в определенную группу.

Е.М. Не понравилась книга – нажал на бонус. Знаем.

Е.Т. А, это вы про бонусы иногородним читателям? (Смеется, прим. Е.М.). Понимаете, Елена, мы не хотим оставлять читателю шанс остаться недовольным. Допустим, книга для него оказалась сложной, или он купил ее по ошибке, со своими внутренними ожиданиями к теме, словом, ему не понравилось ровным счетом ничего в ней. Ну, тогда он может полюбоваться видами Санкт-Петербурга. Не зря же он диск покупал! Нажимает на другую кнопку в меню - и вот он уже в городе октябрьского переворота. По-моему, замечательно!

Е.М. Евгений, муки творчества, как я замечаю, для Вас не мучительны. А как с управлением, справляетесь? Конкуренты у вашего бизнеса серьезные, не боитесь, что испытание для вас, как для лидера, окажется слишком трудным?

Е.Т. А вы знаете, я лидером себя совсем не считаю, и руководство свое рассматриваю скорее как администрирование. У нас как-то все спокойно. Мы не согласны с теми, кто пророчит бумажной книге скорую кончину и превозносит возможности Новой экономики. Бумажная книга будет существовать еще очень долго. Как телевидение не убило кино и театры, так и электронная книга не убьет бумажную. Просто рядом со старой индустрией появилась новая, в которой будут свои игроки и своя конкуренция, свои оттенки лидерства. Все мы конкурировать будем, возможно, за кошелек читателя, а между собой вряд ли. Авторы будут выбирать, как и где им издаваться.

Один читатель может за свои пятьсот рублей желать хорошего переплета и возможности почиркать карандашом на полях. А другой за те же деньги семьсот мегабайт или четыре с половиной гигабайта информации с картинками, песнями, плясками, входами и выходами. Может, он в отпуск собрался и хочет увести с собой на Канары всю свою библиотеку? Может, он с наладонника хочет любимые новеллы перечитать?

Наш век – век кастомизации. Мы теперь уже спрашиваем покупателя: «А как вам завернуть?» Когда этот мир окончательно сойдет с ума, или мы решим заняться чем-то другим, мы закроемся без лишних проблем. Мы и сегодня говорим, что лучше не будем издавать ничего, чем издавать, что попало. В нашем деле важно помнить, какую тональность взял…

Когда я был на военных сборах в институте, у нас была такая дополнительная нагрузка: некоторые молодые офицеры играли в духовом оркестре. Я играл на трубе партию, которая называется «Корнет Первый». Еще есть «Корнет Второй», он играет вторым голосом в центральной партии, скажем так. Есть альты, кларнеты, литавры. Самые безбашенные на мой взгляд – тромбоны. Как дунут - будто слоны идут. Тубисты, бедные, всю дорогу «буп-буп, буп-буп». А мой корнет поет себе главную партию и поет, ему, на мой взгляд, проще всего. С тех пор я не считаю, что исполнение главной партии – тяжкое бремя. Главное, чтобы с тамбурмажором повезло.

Е.М. Знаете, Евгений, когда много лет назад все мои архивы и наработанные за первые годы карьеры материалы сгорели в пожаре, появился мудрый человек, который подвел меня к мысли о создании сайта. Он сказал: «Рукописи не горят, когда они в Интернете». Мы и с вами-то познакомились во многом благодаря этому сайту, то есть его тогдашнему соучастию в моей профессиональной судьбе. А ваш сайт когда-нибудь появится, и есть ли у вас единомышленники?

Е.Т. Есть. И пока нам удается удачно сочетать интересы дела с максимальной степенью свободы каждого. Сайт у нас идет трудно. Может оттого, что с заказами нет проблем, и как средство их привлечения мы сайт не рассматриваем. При оглядке на конкурентов кажется, что на нем должен быть интернет-магазин с хорошо заполненными полками. Полки в бутиках, как вы знаете, пустоваты, и электронный магазин – дело несколько иное.

Что мне еще нравится в нашем деле, так это то, что команда у нас удивительным образом расширяется, меняется, мудреет вместе с нашими проектами. У кого-то вечный бой – покой им только снится, а у нас кайдзен – непрерывное совершенствование себя через свое дело.

Ключевые слова статьи :

 

кайдзен | издательство | импрувмент | хокку | менеджмент | продвижение | маркетинг | lean | инновации | бережливое производство | каталог | интернет-магазин | медиа | электронная книга

 

Высказаться

 

Перейти на сайт Гильдии Лидеров Перемен

 

 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 
Главная страница Написать письмо Поиск
 


© 2001-2016 Elena Markushina