Rambler's Top100
Просмотреть марку >>
О нас
Учителя и авторитеты
Они просто сделали это
Статьи по разделам
Приятное с полезным
События. Фотоальбом.
Книги и полезные ссылки
Гостевая книга
Обратная связь
Партнеры журнала
Карта сайта
Поиск

TOP



Ли Якокка: завоевание Америки

Марк Гресь. (журнал "Академия", Украина, N9, 2003 г.)

Биография этого человека - олицетворение американской мечты. 10 июля 1902 года отец Ли Якокки вместе с сотнями эмигрантов из Италии впервые увидел Статую Свободы... Сын нищего сапожника из городка Сан-Марко готовился стать хозяином жизни.

Реальность мало походила на сказку. Итальянцы в этой стране считались гражданами второго сорта. Николо перепробовал множество специальностей, пока не осел в сапожной мастерской. Десять лет он откладывал гроши для того, чтобы вернуться на родину и забрать мать.

Из Италии он привёз двух женщин. В Сан-Марко Николо Якокка влюбился в 17-летнюю дочь местного сапожника с красивым именем Антуанетта. Во время плавания случилось несчастье. Девушка заболела тифом. У неё выпали все волосы, и по иммиграционным законам её должны были немедленно вернуть на родину. Николо пришлось потратить остаток денег на взятки чиновникам. В итоге в карантинной карте причиной облысения была названа морская болезнь.

Новоявленное семейство осело в небольшом городке Аллентаун в штате Пенсильвания. Николо и Антуанетта обустроили небольшую закусочную "Орфиум Винер Хаус". 15 октября 1924 года у них появился сын. Ему дали имя Лидо. Впоследствии из-за имени Якокка-младший не раз будет попадать в неловкие ситуации, ведь Лидо - название известнейшего парижского стрип-кабаре.

Большую часть населения Аллентауна составляли выходцы из Германии. Отношение к представителям других национальностей было не самым лучшим, поэтому закусочная обслуживала исключительно местных итальянцев и греков. Однако промышленный подъем начала 20-х годов делал выгодным любое предприятие сферы обслуживания. Николо удалось расширить бизнес и даже стать пайщиком небольшой фирмы по прокату автомобилей. Но тут грянула Великая Депрессия, предприятие отца пошло с молотка, и семилетнему Лидо пришлось параллельно с учёбой в школе работать в лавке грека-зеленщика. Ему платили по два доллара в день, а по окончании рабочего дня мальчик мог отнести домой продуктовый набор. Отец винил во всём американскую систему кредитов. Он терпеть не мог брать взаймы и говорил сыну: "Если ты взял у приятеля взаймы даже 20 центов, то обязательно запиши это долг и верни". Лидо не раз будет вспоминать слова отца, особенно в 1981 году, когда для спасения корпорации "Крайслер" он возьмет у правительства кредит почти в полтора миллиарда долларов.

Работа в лавке не мешала Якокке хорошо учиться и даже завоевать некоторый авторитет среди одноклассников-немцев. Политическую карьеру он начал еще в 10 лет, когда выдвинул свою кандидатуру на выборах в командиры скаутов. Все решало тайное голосование. Лидо Якокка получил 20 голосов, а его соперник - 22. В тот же вечер к нему прицепился самый сильный одноклассник.

- Ну что, проиграл-таки, тупой итальяшка!

- Почему ты называешь меня тупицей, ведь я проиграл вовсе не поэтому?

- Тупица ты потому, что не умеешь считать. Ведь у нас в классе 38 учеников, а голосов подано сорок два.

Четыре липовых бюллетеня лишили мальчика иллюзий по отношению к выборным технологиям, и Лидо полностью сконцентрировался на учёбе. Он окончил школу 12-м по успеваемости, но отец был очень недоволен: он во всём хотел видеть сына первым.

В тот же год началась война с Японией. 17-летний Лидо Якокка с нетерпением ждал повестки в военкомат, но не прошел призывную комиссию. Виной тому оказался перенесенный в детстве ревматизм. Это был тяжелый удар по самолюбию молодого человека. Дабы его смягчить, отец подарил сыну машину. Старый автомобиль некогда популярной американской марки "Форд-Т" обошелся Николо всего в 250 долларов. Единственным условием отца было, что Лидо никогда не будет обращаться к услугам автосервиса. Он должен был изучить устройство автомобиля и самолично устранять все поломки. Лидо разобрал автомобиль по винтику и снова собрал. Теперь он знал каждую деталь, и если какой-либо узел требовал замены, парень отправлялся на свалку или изготавливал копию в токарной мастерской. Возня со стареньким "Фордом" окончательно определила выбор будущей профессии. Лидо Якокка поступил в Лихайский университет на технологический факультет.

с 50 долларами в кармане

Мечта работать в компании "Форд" пришла к Лидо еще на первом курсе. Ежегодно к центральному входу в учебный центр подъезжал роскошнейший "Линкольн" ручной сборки (марка, принадлежащая компании Форда). Эта машина поражала воображение студента. Никелированные сверкающие ручки, дорогие встроенные часы с позолоченным циферблатом, шикарный салон, обтянутый тонкой кожей. За рулём находился заместитель генерального менеджера компании "Форд-Моторс" по работе с персоналом Маккормик-Гурдхарт. Из всего выпуска он отбирал лишь одного студента. По университету уже давно ходили слухи о том, что дела у второй в мире великой автомобильной компании идут не лучшим образом: мол, старик Генри уже давно в маразме, и предприятие не разорилось лишь благодаря военным заказам. Но Лидо Якокка не обращал внимания на сплетни. Он сконцентрировал все усилия на том, что когда-нибудь выбор  легендарного Маккормика-Гурдхарта остановится на нем, и вскоре он стал первым по успеваемости. Одновременно он посещал драматический кружок и дискуссионный клуб, чтобы научиться говорить и бояться аудитории. В 1945 году Лидо Якокка достиг цели. Главный вербовщик "Форда" даже позволил лучшему студенту Лихайского университета сесть за руль вожделенного "Линкольна" и сделать круг почёта. Но когда выпускник уже собирал чемоданы в Детройт на его имя пришел запрос из знаменитого Принстонского университета - Лидо предлагали за государственный счёт получить научную степень магистра. Он посоветовался с Маккормиком-Гурдхартом, и тот пообещал зарезервировать за ним место в компании. Но рассеянный вербовщик забыл это задокументировать, а пока Лидо занимался диссертацией, того призвали в армию. Когда магистр Якокка позвонил в компанию Форда, о нем никто не знал. Пришлось связываться с генеральным менеджером. Пользуясь навыками, полученными в дискуссионном клубе, Якокка добился зачисления в штат компании. 16 июля 1946 года с 50 долларами в кармане он сошел на станции Форт-стрит, спросил первого встречного, как доехать до Дирборна, где находится завод компании, и услышал: "Молодой человек, вам нужно отшагать 10 миль на запад".

Первый год в компании был для Лидо не самым удачным. Нудная работа в чертежном бюро не привлекала молодого специалиста. Гораздо больше его интересовал маркетинг. Якокке вновь пришлось прибегнуть к ораторскому мастерству. Шеф выслушал настырного молодого человека, но фиксированного места в структурах, занимающихся сбытом автомобилей, не предоставил. В поисках работы пришлось объездить всю страну. В послевоенной Америке место автодилера считалось клондайком: во время Второй мировой войны легковые машины практически не выпускались. Спрос даже на самые "убитые" модели был огромным. Старенький "Форд", который Лидо купили за 250 долларов, в 1947 году он перепродал за 450. Машин не хватало, а чтобы отхватить новенькое авто вне очереди, дилерам платили огромные взятки. Молодого менеджера никто не подпускал к "хлебному месту". Но скоро гиганты автоиндустрии быстро наладили производство, ажиотаж угас, и за покупателя нужно было бороться. Лишившись "подкормки", многие дилеры поспешили уволиться, и у Якокки появилась возможность непосредственно заняться торговлей.

Первое время Лидо не везло. В какой-то момент зоны, за которую он отвечал, опустилась на последнее место по продажам. Поначалу шеф Чарли Бичем успокаивал незадачливого продавца: "Это не страшно - быть на последнем месте. Должен же кто-нибудь его занимать", а затем как бы невзначай добавлял: "но не вздумай занимать его более двух месяцев подряд". Бичем научил Лидо многим уловкам. Например, он нередко звонил клиентам спустя месяц после продажи автомобиля и спрашивал, понравилась ли машина друзьям. Он знал философию покупателя: человек, выложивший кучу денег за покупку, первое время сомневается в правильности своего выбора. А потому начинает активно расхваливать своё приобретение друзьям и советовать им купить такую же (чтобы не одному выглядеть дураком). Цель звонка в таком случае - выведать имена и адреса друзей (ведь они уже попали под пресс косвенной рекламной компании). Якокка навсегда запомнил слова шефа: "Если делаешь деньги, то забудь, парень, обо всём другом. Помни только о главном в нашей системе - производить и получать прибыль. Но если ты не отличаешь конский навоз от ванильного мороженого, то дела твои бесперспективны, успех обойдёт тебя стороной, а удача покинет". Дела молодого менеджера пошли на лад, он получил повышение и перевод на работу в южные штаты. Прощаясь Чарли Бичем сказал: "Я родом оттуда, куда ты едешь, потому хочу тебе кое-что посоветовать. Во-первых, говори медленно, когда будешь вести переговоры с клиентами. Во-вторых, им ен понравится твоя фамилия. Фамилию и имя тебе лучше поменять местами" (фамилию Ли носил герой гражданской войны Севера и Юга, возглавлявший армию южных штатов). Молодой предприниматель выслушал совет и прибыл на Юг как Якокка Ли.

Середина 50-х годов была не лучшим временем для автобизнеса. После промышленного взлёта конца 40-х наступил спад. Компания "Форд" начала широкую реорганизацию, проще говоря - с фирмы стали увольнять сотрудников. Якокка хотел было оставить автобизнес и заняться ресторанным делом. Но неожиданно получил очередное повышение. Назвать предложение лестным было бы преувеличением: филадельфийский округ уже долгое время занимал последнее место по уровню продаж. Новый шеф рискнул и первым среди менеджеров ввел новую форму услуг. покупатель оплачивал 20% покупки и в течение трех лет ежемесячно вносил по 56 долларов. За три месяца их последних округ стал первым. О Якокке заговорили в кругах, близких к самому Форду. Такая формула продаж была принята во всех округах и позволила дополнительно реализовать 75 000 машин. Менеджеру предложили перевод в вашингтонский округ. Якокка решил, что в столице задержится недолго. Он получал солидное жалованье и проценты от продаж. Теперь Ли мог купить дом и наконец жениться. Со своей невестой Мэри Маклири он был знаком уже восемь лет. Но  постоянные разъезды не располагали к матримониальным планам. Тихий Вашингтон был идеальным местом для обустройства семейного гнёздышка. Жених и невеста нашли подходящий особнячок и назначили дату свадьбы. Но за неделю до свадьбы пришло известие о новом повышении и, следовательно, переезде в главную штаб-квартиру компании в Детройте. В своём доме молодожены провели лишь одну ночь. Уже на следующий день Ли Якокка мог лицезреть самого Генри Форда-второго.

Автомобиль-мечта

В 36 лет Лидо Якокка был назначен генеральным управляющим крупнейшего отделения компании Форда в Детройте. К тому времени дела фирмы пошли на лад. Успех корпорации принесли успешные продажи модели "Фалькон". Окрыленные удачей менеджеры начали разработку новой модели. Ею должен был стать "Форд-Эдсел". Якокка видел, что "Эдсел" обречен на неудачу, но как новичок в Стеклянном Доме (так называлась главная резиденция фирмы) пока не мог влиять процессы принятия решений. Маркетологи прозевали очень важный момент: они не заметили, что в Америке выросло новое поколение. Дети демографического бума, пришедшегося нас 46-48 гг., достигли 15 лет, а это очень опасный возраст. Им не нравится то, что выбирают для себя родители. Казалось, плюнь, не обращай внимания на нахального отпрыска. Но кому из родителей хочется стать посмешищем в глазах любимого чада? Модель "Форд-Эдсел" была неплохой по многим показателям, но её несколько старомодная форма тут же стала мишенью для юношеских острот. 

Продажи не пошли, компания понесла колоссальные убытки. На собрании акционеров Ли Якокка выступил с речью, в которой утверждал, что компании нужна машина нового поколения и главным новшеством должен стать дизайн. Выступление не вызывало у присутствующих особого энтузиазма, и тогда Якокка образовал внутри фирмы неофициальную группировку под названием "Комитет  Фердэна". Ведущие дилеры, психологи, дизайнеры определили основные принципы автомобиля нового поколения покупателей: элегантный внешний вид, высокие эксплуатационные качества, приемлемая цена. Но что такое "новый дизайн"? Лидо вспомнил себя в 17 лет. Что производило на него впечатление? В памяти сразу возник тот самый "Линкольн", на котором в его университет приехал Маккормик-Гурдхарт. Ли понял, что его привлекло в первую очередь - форма. Удлиненный капот и укороченный кузов - само олицетворение стремительности. После провала "Эдсела" мало кто предложил бы Генри Форду еще одну рискованную идею, ведь разработка новой модели обычно обходится в 300-400 млн. долларов. Гениальный менеджер и тут сумел найти выход: он решил использовать ходовую часть "Фалькона", изменив только дизайн. Многие восприняли такое предложение в штыки: "Сделать из "Фалькона" спортивную машину - всё равно, что приделать молодые ноги старушке", но идея Якокки базировалась на строгом просчёте. Генри Форд согласился рискнуть. Автомобиль готовили к производству к апрелю 1964 года. В это время в Нью-Йорке должна была состояться всемирная выставка - лучшее время для презентации нового авто. В запасе оставалось 2 года. 

За семь месяцев дизайнеры создали 17 глиняных макетов, наиболее удачной была модель, представленная Дейвом Эшем. "Я был поражен увиденным. На полу мастерской стоял корпус автомобиля, вылепленного из коричневой глины. У меня же было ощущение, что я вижу его в движении". Создатели представляли себе автомобиль в виде дикой кошки. Они назвали его "Кугуар". Макет выкрасили в белый цвет, колеса в красный, задний бампер приподняли, а на радиаторной решетке поместили силуэт пантеры. В таком виде будущую машину собрались представить самому Форду. Но на мини-презентации случился конфуз: едва войдя в зал Генри Форд-младший даже не взглянул на машину и пулей вылетел прочь. Все погрузились в уныние. Недруги тихо радовались. Но оказалось, что у Форда в этот момент попросту скрутило живот. Через несколько дней он снова зашел в мастерскую, сделал несколько незначительных замечаний и потребовал список предположительных названий новой машины. В перечне фигурировали: "Монте-Карло", "Монако", "Торино" и "Кугуар". Форд жирно подчеркнул слово "Торино". Якокка начал было строить стратегию рекламной компании, как вдруг последовал звонок от руководителя отдела по связям с общественностью. Тот потребовал, чтобы в названии не в коем случае не было ничего итальянского: у Форда с итальянкой Ветторой Остин как раз начался бурный роман. Пресса во всю смаковала амурные похождения автомагната, и итальянское название машины могли расценить как посвящение любовнице. В пуританской Америке этого нельзя было позволить. После долгих прений новый автомобиль получил название "Мустанг".

Опытный образец нужно было показать потенциальным покупателям. Специалисты показали специальные фокусные группы, среднестатистические пары среднего достатка, а их отзывы об опытной модели специально записывались на плёнку. Машина понравилась всем. Когда же людей попросили назвать приблизительную цену, называлась сумма на тысячу долларов большая, чем предполагаемая. Узнав реальную цену автомобиля, 3/4 были готовы тут же выписать чек. Один из потенциальных покупателей сказал: когда я припаркую этот автомобиль у своего дома, то соседи будут думать, что меня взяли на высокооплачиваемую работу. 

9 марта 1964 года с конвейера сошел первый "Мустанг". К 17 апреля, дате презентации машины, было готов 9 000 автомобилей. За 4 дня до официального дебюта состоялось ралли для журналистов. 70 "Мустангов" преодолели расстояние от Дирборна до Нью-Йорка: 1120 км. - и ни единой поломки. После презентации марки по стране прокатилась волна "мустангомании". В городке Гарденд  на единственный выставочный экземпляр было 15 покупателей. Машина досталась самому настойчивому, который провел в машине всю ночь пока проверялась подлинность чека. По всем расчётам в первый год надеялись продать 75 000 машин, однако вскоре цифра увеличилась до 200 000, а позднее она же и она возросла вдвое.

Ванная с золотыми кранами

Якокка стал сумасшедше популярен. Его фото появлялись на обложках Forbs и Times. В 1965 году он получил пост вице-президента компании. В его распоряжении был кабинет с мебелью из красного дуба и ванной с золотыми кранами.

Вместе с постои вице-президента Якокка получил сверхзадачу - сделать прибыльным отделение компании "Линкольн-Меркьюри". Линкольны были хорошими машинами, но "Дженерал Моторс" со своими "Кадиллаками" практьически вытеснил их с рынка. В течение двух лет Якокка сумел наладить выпуск двух удачных моделей - "Меркьюри - Маркиз" и "Меркьюри - Кугуар".

И первая и вторая модель хорошо продавались, но их нельзя было назвать хитами сезона. Чтобы поддержать свою репутацию хитмейкера Якокка должен был сделать суперавтомобиль элит-класса... Разработка нового автомобиля обошлась в смехотворную по масштабам автоиндустрии сумму - 35 млн.долларов. За 1 год модель, получившая название "Марк-3", принесла фирме 1 млрд. чистой прибыли.

В год триумфа отделение "Линкольн-Меркьюри" Лидо Якокке исполнилось 44 года. После успехов "Мустанга" и "Марка-3" у него были основания надеяться на место президента компании. Несколько месяцев Лидо ждал звонка от Генри Фрда и наконец, не выдержав, сам попросился на приём. Шеф знал, зачем к нему пришел подчинённый и сходу сказал: "Якокка, ты еще очень молод, у тебя все впереди". Оказалось, Форд-младший уже несколько месяцев обхаживал генерального управляющего "Дженерал Моторс" Саймона Кнудсена по прозвищу "Банки". Банки был неплохим специалистом, но достиг своего потолка и знал, что президентское кресло ему не светит. И вдруг роскошное предложение от "Форд-Моторс". Наследник империи считал себя великим стратегом и полагал, что вместе с талантливым менеджером к нему перетечёт большинство секретов "Дженерал Моторс". Потому Форд-младший очень удивлялся тому обстоятельству, что руководство компании никак не препятствует этому переходу. Как выяснится позже, они сами хотели избавиться от Кнудсена - тот исчерпал свой созидательный потенциал.

Якокка был сражен подобной несправедливостью. Он начал подумывать об уходе из компании, но вскоре стало очевидным, что Банки долго не задержится. Работа у нового президента не клеилась. Провал следовал за провалом. Наконец Форду это надоело. В течение нескольких месяцев он изводит президента придирками, недомолвками, намёками, доводил Банки, чтобы тот сам написал прошение об отставке. Не дождавшись, автомагнат поступил и вовсе низко. О своём увольнении Саймон кнудсен узнал не в кабинете шефа, а из газет. Как ни стремился Якокка в президентское кресло, события вокруг увольнения Банки его насторожили. Если так поступили с одним, почему завтра не растопчут и другого? Близкие друзья, хорошо знавшие шефа, предостерегали: "Не думайте, что Вас уволят из-за потери миллиарда долларов. Всё гораздо проще. Однажды ночью, когда Генри будет пьян, он придерется к вам из-за ерунды, обзовёт итальяшкой и дело закончится дракой". Жена также советовала мужу не бороться за президентство, но уж слишком лакомым был кусок. Якокка любил и ценил деньги. Оклад президента превышал миллион долларов, а главное, Лидо мог работать самостоятельно. 

10 декабря 1970 года Форд подписал указ о назначении нового президента. Якокка вспоминал об этом событии, как о лучшем рождественском подарке. Он, сын итальянского эмигранта, теперь возглавлял одну из крупнейших компаний в мире.

Бойтесь влюбчивых шефов

Власть пьянила. На предприятиях Форда работали 430 тыс. рабочих, фонд заработной платы составлял 3, 5 млрд. долларов. Якокка провозгласил новый курс "50" на "4". Это означало снижение затрат в каждой сфере на 50 млн. Программа была рассчитана на 3 года и при её успешном выполнении компания получала бы свыше 200 млн. долларов дополнительной прибыли ежегодно. Возможности для этого были. Каждый год предприятия теряли 2 недели на подготовку производственных линий к выпуску моделей нового сезона. С введением новых компьютерных линий простой сократился с 14-ти до 2-х дней, а потом и вовсе до 1 уикэнда. Следующим этапом был пересмотр железнодорожных тарифов на перевозку машин. Оказалось, что компании берут деньги не за вес груза, а за объем...И последнее - следовало избавиться от убыточных предприятий. Это оказалось самым сложным. 

Большая часть убыточных предприятий покупалось по распоряжению самого Генри Форда. Закупки были прямым продолжением стратегии его деда, который хотел иметь полностью завершенный производственный цикл. Но то, что было выгодно раньше, в 70-х, стало бессмысленной тратой денег. Доходило до смешного. В производственный цикл входили даже прачечные, стирающие униформу рабочих... Якокка настаивал, но Форд и слышать не хотел об их продаже. 

С этого момента между президентом и "королем" пробежала кошка... Форд увольнял ценнейших сотрудников просто так, из антипатии. Мнения Якокии начали расходиться в вопросах стратегии развития компании. 

В начале 70-х разразился нефтяной кризис. Цены на бензин взлетели в несколько раз. В этот момент активное наступление на американский рынок начали японцы. Их малолитражки пользовались бешенным успехом. Якокка уже давно пытался объяснить шефу, что пора перейти на выпуск более экономичных автомобилей. Но Генри твердил свою старую присказку: "Маленький автомобиль - маленькая прибыль". 

Наконец президенту удалось убедить Форда начать выпуск небольшой легковушки для рыка Западной Европы. Автомобиль назвали "Форд Фиеста" и он прекрасно продавался. Казалось, самое время начать его производство и в Америке. Запуск линии малолитражек требовал огромных капиталовложений, но Якокка нашел выход. В тот период известнейшая корпорация "Хонда" занималась только мотоциклами, но у неё были производственные мощности для выпуска небольших по объемам двигателей. Американец и японец быстро нашли общий язык. Якокка договорился о поставках в Америку 300 000 трансмиссий и двигателей по цене 711 долларов, конструкторы приспособили японские силовые агрегаты под американские шасси, дизайнеры отработали форму кузова. В самый последний момент Генри заявил: "Никогда ни на одном автомобиле с японским двигателем не будет стоять имя Форда".

Причиной размолвки Генри и Якокки были отнюдь не профессиональные расхождения. Дело было в характере шефа. Самое худшее - это влюбчивый начальник. Сегодня он возносит тебя на пьедестал, а завтра ревнует к твоей славе. Якокку никак нельзя было назвать скромным человеком. Его фамилия стала олицетворением успеха. Форд испугался популярности своего подчиненного. Несмотря на то, что фамилия Форда красовалась на эмблеме корпорации, его положение было отнюдь не незыблемым... Совет директоров неоднократно пытался приструнить зарвавшегося миллиардера, но всякий раз Генри удавалось выкрутиться. Он стал подозревать своих подчиненных в том, что его хотят отстранить от власти, а во главе компании поставить удачливого и популярного Якокку. 

Генри объявил войну и первым делом обрушился на союзников президента компании. Одного за другим друзей Якокки увольняли с ключевых постов. С 75-го по 78 гг. Форд избавился от всех неугодных. Вступиться за легедарного президента компании было некому: "Теперь, оглядываясь назад, думаю, во мне была какая-то слабинка. Хорошо знавшие меня люди утверждали, что я тверд, как кремень, и лишь благодаря этому качеству мог одерживать верх в решительных схватках. Почему я ни разу не пытался нанести Генри ответный удар? Желание получать миллион долларов в год был настолько сильным, что мне изменило чувство реальности. Жадность - один из страшных смертных грехов. Я был наказан за то, что понял это слишком поздно", - объяснял подобную метаморфозу сам Якокка.

Красивая месть

Расправившись с друзьями президента, Форд взялся за Совет Директоров. В ход пошли взятки. Директорат закрывал глаза на то, что вчерашнего любимца Америки всё дальше оттесняют от руководства компанией. Наконец 13 июля 1978 года на заседании Совета Директоров Генри Форд закричал: "Или я, или он!". Крупнейшие акционеры компании приняли решение в пользу Форда. Через несколько дней Ли вызвали в кабинет шефа, где он услышал о том, что уволен. Распоряжение должно было вступить в силу 15 октября, 54 день рождения президента компании (это влияло на размер пенсии). Услышав окончательный вердикт, Якокка решил высказать всё.

- Посмотрите на меня, Генри, я хочу, чтобы вы хорошо запомнили мои слова. Сейчас вы на вершине успеха. Компания еще никогда не получала такой сумасшедшей прибыли - 1,8 млрд. долларов второй год подряд. За последние два года - 3,5 млрд. долларов! Но этого больше не будет, потому что этого добились  я и многие другие люди, работающие на вас. А вы, Генри, понятие не имеете, как зарабатывать деньги. Вы на это просто не способны!

Месть была мгновенной. Уже на следующий день Якокка узнал, что до 15 октября он будет дорабатывать не в должности не фиктивного президента компании, а директора склада автозапчастей, а иначе пенсии ему не видать.

Менеджеры такого уровня без работы не остаются. Уже через 2 недели Ли Якокке предложили возглавить корпорацию "Крайслер". 2 ноября 1978 года газеты запестрели заголовками: " Убытки фирмы "Крайслер" достигли немыслимых размеров"., "Ли Якокка приходит в "Крайслер"...

Первые четыре годы работы в фирме для нового президента стали настоящим кошмаром. Корпорация балансировала на грани банкротства. В эти времен трудности испытывали все компании, ведь тогда произошел новый сумасшедший скачок цен на нефть. Якокка решился на крайние меры: он попросил у правительства кредит в размере почти 1, 5 млрд. долларов. Чтобы выйти из кризиса компании нужен был супер-автомобиль, и такой появился. Это была модель "К"... Машина еще не появилась на рынке, а на рекламных полосах уже красовался слоган - "Автомобили "К" на подходе"... Президент лично возглавил рекламную компанию. Они появлялся в каждом телеролике. Один из рекламных клипов снимали в течение 10 часов (108 дублей). В качестве награды президент получил сэндвич и стакан кофе. Якокка придумал слоган: "Если вы можете найти лучший автомобиль - купите его". В 1983 году компания рассчиталась с большей частью долгов и получила 30-тимилионную прибыль. Это был самый высокий доход в истории корпорации. Цены на акции компании стремительно взлетели. Лидо задумался о возврате кредита. 13 июля 1983 года Ли Якокка торжественно вручил представителю Конгресса чек на 813 млн. долларов.

Он снова победил. И эта победа стала самой красивой местью бывшему шефу. Автомобили "Крайслер" стали вытеснять с рынка модели "Форда". Газеты не переставали злорадствовать. Единственное, что омрачало радость победы, - смерть его верной жены. Она не дожила всего 2-х месяцев до триумфа мужа. Сегодня Якокка на пенсии и пожинает плоды своей славы. Книга Якокки "Карьера менеджера" стала мировым бестселлером и продаётся в 140-ка странах мира.

Вернуться в раздел "Эксперты"

Высказаться 

 

 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 
Главная страница Написать письмо Поиск
 


© Е.Г. Маркушина, 2001