Rambler's Top100
русские мультипликаторы
О нас
Учителя и авторитеты
Они просто сделали это
Статьи по разделам
Приятное с полезным
События. Фотоальбом.
Книги и полезные ссылки
Гостевая книга
Обратная связь
Партнеры журнала
Карта сайта
Поиск

TOP



Бронзит. Великий и … прекрасный.

Интервью от 12.02.02, Санкт-Петербург.

 

К.Б. - Константин Бронзит, Е.М. -Елена Маркушина

 

Биографическая справка: Константин Эдуардович Бронзит. Родился 12 апреля 1965 года в Ленинграде. Закончил художественную школу им. Иогансона при Академии художеств имени Репина, высшее художественно-промышленное училище имени Мухиной, высшие режиссерские курсы в Москве.

Константин Бронзит

 Режиссер и художник-мультипликатор. Живет и работает в Санкт-Петербурге на студии "Midi-Cinema" (продюсер Александр Боярский). Входит в десятку ведущих режиссеров анимационного кино в мире. Его фильмы отмечены на самых престижных кинофорумах. Одна из последних работ, 8-миминутный фильм “На краю земли”, получил более 70 международных наград. Член Французской Киноакадемии. Сегодня работает над новым анимационным фильмом "The God". Активно работает в рекламе (см.интервью “на троих” с Александром Боярским от 12.02.02.)

Кадры из рекламных роликов К. Бронзита

Об истоках

Е.М. …мне нужно просто выяснить, как Вы дошли до жизни такой… В том смысле, что многие люди рождаются с талантом, но не каждый добивается успеха. В чем причина этого успеха в Вашем случае?

К.Б. Ну-у-у, я буду сейчас очень нескромным ... иначе остальное будет неправдой.

Е.М. Давайте, давайте.

К.Б. Скажем так: бог наградил меня талантом в этой области чуть выше среднего и плюс еще безумным фанатизмом. Это шизо, в принципе, когда слишком сильно влюблен в какое-то дело. Я встречал людей, которые были в чем-то талантливей меня, но вот этой шизофрении, настоящей любви к своей профессии им не хватало. Это болезнь. С ней я родился и с тех пор пытаюсь ее лечить. Поэтому еще до того момента, как я попал в художественную школу, мне уже было ясно, чем я буду заниматься в будущем.

Е.М. Но это был ваш самостоятельный выбор или родители повлияли? У ваших родителей таланты были такие же?

К.Б. У них никаких. Что касается меня, то в обычной школе учителя постоянно говорили моим родителям: ваш мальчик хорошо рисует, обратите внимание. В художественную школу принимали с пятого класса, и когда возраст подошел, они меня привели. А до этого я рисовал в блокнотах, знаете, где каждая страничка - кадрик? “Флип-бук” называется. Я уже тогда рисовал не просто бегущих лошадок, а целые истории. Блокноты получались толстые, я их резал пополам, получалась, первая серия, вторая. Потом переворачивал в целях экономии на другую сторону и на ней рисовал. Приключения, индейцы, гангстеры всякие. А потом мне повезло. Художественная школа находилась на Васильевском Острове, прямо у Дома Культуры имени Кирова, где был зал кинематографа, еще древний. И там показывали фильмы из Госфильмофонда. В том числе сборники мультфильмов Уолта Диснея, братьев Флейшер и тому подобное. Я там всего этого насмотрелся, и болезнь начала прогрессировать. Дальше до чего дошло! Взял 8-мимиллиметровую кинокамеру (вещь дорогая, у меня не было, попросил у одноклассника) и в зале в темноте снимал мультфильмы с экрана. Мне говорили: “Что ты делаешь, там темно, ничего не получится!” Я был убежден, что получится, и оказался прав. Все получилось. Эти мультфильмы до сих пор можно смотреть (экран немного мелькает, но ничего). Потом с линзой каждый кадрик срисовывал, копировал. Мне это очень нравилось. Потом учился в Мухинском, и одновременно начал заниматься мультипликацией уже профессионально, чем и занимаюсь по сей день вот на этой студии.

Е.М. Мда. Вы действительно подтверждаете несколько гипотез, по поводу успешности и неуспешности. На Западе провели опросы выдающихся и оказалось, что у всех: во-первых, способности обнаружились в детстве. Затем, наследственности не было, родители обеспечили возможности для развития. И все подчеркивали важность контактов с образцами для подражания или авторитетами.

О признаках подлинного профессионализма

Е.М. Итак, Вы остались в Ленинграде. А честолюбивых планов покорения не только профессиональных вершин, но и столичных организаций у Вас не было?

К.Б…Знаете, сам факт, что я задумался... Ну, может быть, где-то, когда-то и мелькала подобная мысль. Но я на этом не концентрировался. Я даже удивляюсь иногда, у меня так много амбиций уже свершившихся, слава Богу, что мне только на этом уровне остаться и уже хорошо.

Е.М. Костя, а Вы чувствуете, что Вы гений. Вы это осознаете?

К.Б. Нет. Я, к сожалению, чувствую, что я не гений. Я понимаю, что я талантливый, но так, чтобы…

Е.М. Червь неудовлетворения Вас не точит?

К.Б. Знаете, это только дурачок сделает рекламу “Стрельца” и будет удовлетворен. Вы не поверите, что со мной происходит, когда в кинозале начинается проекция моего фильма. Это что-то ужасное. Вжимаешься в кресло, хочется уйти. Стыдно! Это не объяснить. Что это - крэйзи? Я со своим педагогом в Москве делился этой проблемой: вот я сделал кино и понимаю, что оно неплохое. Но… почему мне стыдно все время?! Это же ненормально! Он меня успокоил, он сказал: ты же разумный человек и прекрасно знаешь все недостатки твоего фильма. И тебе кажется, что именно эти недостатки ты и выставляешь напоказ и все их видят, хотя на самом деле это не так. Мне, конечно, стало легче после его объяснений. Но чувства стыда не пропало.

Е.М. А за коллег, не в этой студии, а вообще, Вам бывает стыдно. Халтура на экране или, предоставленная заказчику, Вас не бесит?

К.Б. Конечно бесит. Жалко времени и денег, на это потраченных. Мы видим огромное количество плохих фильмов и не слишком изысканной рекламы, но хорошего, к сожалению, много не бывает.

Е.М. Бывало ли у Вас такое, что за работу брались не из-за денег, а из-за того, что задачка интересная. Или вот до трясучки: да я сам вам заплачу, только дайте мне это сделать!

К.Б. До того, чтобы “сам заплачу” не доходило, но случалось, что выбор был продиктован тем, что интересно было не просто техническое задание исполнить, а была возможность сделать это необычно, так, как раньше никогда не делал.

Е.М. Что для Вас профессиональный рост, в таком случае?

К.Б. Вот вопрос…

Е.М. Я почему спрашиваю. При Ваших нынешних достижениях в 36 лет, что есть такое кризис среднего возраста? Бывало такое, что “все не могу больше, устал”.

К.Б. У меня где-то сейчас такой период. Наверное, я "проживаю" эту профессию, это как поле перейти. За ним будет другое поле, другая дорога. Мне вообще иногда кажется, что вот я закончу это кино и подамся куда-нибудь…Пока не хочется затевать чего-то нового. Огонек пропал, во всяком случае. Вероятно, в другое качество перехожу. Интересно преподавание, например. Очень увлекает.

О передаче опыта

Е.М. Столько накоплено, что уже хочется передать?

К.Б. Да, конечно! И что меня удивляет, знаете… Я завидую тем людям, которые сейчас со мной работают, что я тут и можно подойти, спросить. Но они этого не делают. А у меня есть что рассказать об этой профессии! Когда я начинал лет 12 назад… как мне не хватало тогда такого, человека, как я! Сколько велосипедов я изобрел, сколько времени потерял!

Е.М. Ну, это по Паркинсону. “Всегда успею” называется. Вот когда Бронзит станет совсем старым и его харизма покроется плесенью…

К.Б. … когда он ничего не сможет вспомнить …

Е.М. … тогда мы придем и спросим обо всем сразу.

К.Б. Меня, например, приглашают в Денвер (в Америку) преподавать, в Сеул приглашают. Я сначала отбрыкивался, к тому же я пока связан своим проектом. А сейчас думаю “почему нет”. Я, наверное, закончу кино и поеду все-таки. Раз здесь это никому не нужно.

Е.М. Интересно, это что, специфика Родины нашей?

К.Б. Нет, на самом деле там все тоже самое. Людей ведь не заставишь. Отчасти дело и в том, что “всегда успею”, но еще и в отсутствии потребности (или той самой болезни).

О команде

Е.М. Костя, в чем причина того, что Вы так долго здесь работаете?

К.Б. Я человек неконфликтный. Потом, я считаю, что мне очень повезло работать с ребятами и с Сашей Боярским. Конечно, я и покричать могу, но все же не пафоса ради, и все это понимают. Мы сработались и делаем достаточно сложные вещи. Саша говорил Вам, что у Диснея, например, четкое разделение труда, каждый свой крючок рисует, каждый решает только свою проблему. У нас иначе, мы часто решаем проблему вместе.

Е.М. Интересно, как делегируются полномочия в творческой команде?

К.Б. А вот тут, как говорится, хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам. Если человек, в хорошем смысле, помешан на том, чем занимается, даже если у него есть команда, основная нагрузка все равно ляжет на него. Он должен быть к этому готов.

О Будущем

Е.М. А что? Большое кино вас не интересует?

К.Б. Очень интересует. Может как раз, выбирая поле, я и перейду в большое кино.

Е.М. И Вы готовы к борьбе за бюджеты? Та ситуация, что вот ему дают деньги, потому, что у него папа режиссер, она Вас не отталкивает?

К.Б. Поляна везде поделена. Но если интерес к этому делу дойдет до "кровоточащей раны", то, я думаю, я найду деньги. Это будет непросто, но я найду.

Е.М. Что мне импонирует в личности Бронзита, так это то, что он лишен вот этой интеллигентности мнимой, когда весь такой инфантильно-талантливый, слова резкого не скажет. Ваш талант, он себя в обиду не даст, по-моему. Про что кино снимать будете?

К.Б. Вот вопрос…Не-не-не! Только не боевик, пиф-паф, там, мафия советская - жуть какая! Хорошо сказал наш преподаватель на режиссерских курсах Федор Савельевич Хитрук (режиссер наших Виннипухов): “Самое сложное - рассказать с экрана простую историю”. Я буду искать простую историю и буду стараться интересно ее рассказать. Кстати, “На краю земли” - очень простая история. И сделана без всякого монтажа. Все кино снято в одной рамке. Зритель, когда смотрит, об этом, конечно, вообще не задумывается. Но это то, чем я действительно горжусь в этом фильме. Так никто не делает. Как можно удержать внимание зрителя безмонтажной анимацией 8 минут?!

Е.М. В чем еще эффект этого фильма, совершенно новый для меня: чем больше смотришь - тем смешнее.

К.Б. Ну, об этом мне трудно судить.

Е.М. А есть ли на сегодняшний день в кинематографе ниша пустая, которая… Ну, вы чувствуете, что она Ваша. Как, например, Николай Басков. Говорят: утолил тоску русского человека по голосу Лемешева. У меня вот сердце кровью обливается, когда я смотрю фильмы-сказки Артура Александровича Роу. И думаю о том, что нет его, и неужели так уже никто не снимет! Ведь поколение здоровое выросло и потому, что были тогда эти сказки.

К.Б. Простите за банальность, великого художника нельзя заменить.

О роли случая

Е.М. Какова роль случая в Вашей жизни?

К.Б. Да вы знаете, скорее всего я везунчик, если разбираться. Ведь можно снять прекрасную картину, а она потом попадет не в те руки и пролежит на полке. Фильм от этого не изменится, но зритель его не увидит. Фильма как бы нет. Не в обиду будет сказано нашим продюсерам, но “На краю земли” получил столько наград еще и потому, что оказался во французских руках. Мне повезло. Французы прислали приглашение принять участие в конкурсе проектов, заметив меня на одном из фестивалей. Я решил послать свой проект, хотя в успех не очень верил. Понимал, что желающих будет много, со всего мира! Но я выиграл. И картиной там распорядились очень серьезно. Почему фильм получил 70 наград? То, что он хороший - это главное условие. Но они еще и "бомбили" им все фестивали. Фестивалей море, на каждый нужно успеть напечатать копии, разослать.

Е.М. Из того, что в кинотеатрах идет сегодня, что по-Вашему достойно внимания. “Шрэк”?

К.В. Да, неплохо сделано. Но “Корпорация монстров” мне нравится больше. (Это студия “Пиксар”, где работает Ян Пинкава, который плакат подарил с надписью, который Вы видели). Этот фильм тоже сделан в технике трех-мерной графики, но сюжет в нем намного оригинальнее, а анимация просто совершенна.

О медных трубах.

Е.М. А Вас не смущает то, что Вы с таким успехом представляете Россию на самых престижных форумах, а в городе неизвестны?

К.Б. Как сказал Анатолий Прохоров, мой педагог: “Мы широко известны в узком кругу”. На улице Нью-Йорка спроси прохожего, кто такой Стивен Спилберг - любой ответит. А Ян Пинкава? (Обладатель "Оскара" за короткометражный анимационный фильм "Игра Джери") Никому из зрителей ничего это имя не говорит, хотя его фильм они могли видеть, и если видели, то он им наверняка понравился. Не буду лукавить, если бы “На краю земли” гоняли по телевизору по 20 раз в день, то люди, узнавая, что я автор, как минимум сразу начинали бы улыбаться. Конечно немного обидно, что этого не происходит. Как сказал Юрий Стоянов: “Не в том жанре ты работаешь”. Но, с другой стороны, я и не ставил перед собой подобных целей.

Е.М. А я помню Стоянова в “Амадеусе” в роли Моцарта в паре с Владиславом Стржельчиком на сцене БДТ им. Горького. Никому не был известен Стоянов.

К.Б. Совершенно верно. Но если бы я нуждался в этом, и был бы готов пожертвовать чем-то ради этого, то я и работал бы в этом направлении…

Е.М. Знаете ли. Я почему-то сторонюсь людей, которые болеют в плохом смысле. Живут на работе, ни семьи, ни детей, ни города с его театрами, ни пригорода с его шашлыками. Решение о том, чтобы Вам позвонить было принято и с учетом того обстоятельства, что вы болеете талантом, профессией, а не вообще. Что такое семья для Бронзита?

К.Б. Ну-у-у…Это совсем другое. Я буду отвечать на это вопрос не как творческий, а как обычный человек. У тебя есть кто-то, кто тебя ждет, с кем можно обсудить и решить проблему. Ты не один - это главное.

Е.М. А Ваша дочь, она еще маленькая совсем. Вы ей когда планируете намекнуть, что ее папа гений?

К.Б. Да ну! Она сейчас понимает все так, что вот папа просто с работы пришел. Но когда вырастет, ее, наверное, будет прикалывать, что папа мультики рисует.

Е.М. Вы когда работаете, Вы и для нее это делаете тоже или как?

К.Б. Да нет. Я же лечусь, я говорил.

Продолжение истории...

Высказаться

 

 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 
Главная страница Написать письмо Поиск
 


© Е.Г. Маркушина, 2001