Rambler's Top100
Просмотреть марку >>
О нас
Учителя и авторитеты
Они просто сделали это
Статьи по разделам
Приятное с полезным
События. Фотоальбом.
Книги и полезные ссылки
Гостевая книга
Обратная связь
Партнеры журнала
Карта сайта
Поиск

TOP



Человек в системе. 

О новой книге Михаила Веллера

Выпуск блога Елены Маркушиной от 14.12.2010

«Чтобы что-то изменить в мире – нужно приложить усилий больше, чем минимально необходимо для этого свершения». Этой мыслью Михаила Веллера можно было бы ограничиться, выпуская очередной пост для Improvement. Ну, если только еще добавить «Надличностная ценность обладает системообразующей силой» или обнаруженную в той же книге цитату из Вильяма Блейка: «Невозможно сказать людям истину так, чтобы они её поняли, - следует говорить так, чтобы поверили». Но «имейте совесть», сказал коллега, так как идей и мыслей гораздо больше, а повод намного интереснее того, какой только и может быть кратко упомянутым…

Встреча писателя Михаила Веллера с будущими читателями его новой книги «Человек в системе», которая прошла вчера в книжном магазине на Невском, стала во многом удивительным событием. Удивителен конечно же не сам факт презентации новой книги известным и любимым многими писателем (таким эвентом современного питерца не удивишь), «удивительно рядом наблюдаемое». В кофейном зале книжного центра места иссякли еще до начала мероприятия. Толпа пребывала и создав несколько позабытый современниками образ «плечом к плечу», вслушивалась в знакомый голос, доносившийся из динамиков. Своим составом она красноречиво заявляла, что пришла на встречу с народным писателем. Не интеллигентским, диссидентским или каким еще, а именно народным. По разным оценкам на «диалоге читателя с Веллером» присутствовало от 500 до 800 человек.

Не знаю, был ли среди них хотя бы один олигарх, но все иные «слои населения» были представлены и проявили удивительную толерантность. Мужчины в дорогих дубленках и оправах терпеливо сносили соседство с людьми одетыми отчаянно бедно и пахнущими подворотней. Дамы в норковых шубках без суеты следили за движениями слабых трясущихся рук пожилых петербуржцев, медленно листающих новую книгу писателя у передвижного лотка. Количество присутствующих, которые не факт, что хотя бы если сегодня и вряд ли смогут позволить себе издание за 450 рублей, вызывало удивление на грани с сочувствием. Откуда эти люди узнали о презентации (мы из Интернета), как, попав под жернова Перестройки, сегодня - в эпоху «сытого упадка» - они смогли сохранить интерес к культуре  и просветительскому слову? На ёмкие замечания автора толпа отвечала одобрительными аплодисментами, любопытно, что на такие, как «Чтобы найти своё место в жизни иногда слишком многих приходится ставить на место», одинаково аплодировали и «богатые» и «бедные». Тема новой книги Веллера настолько «про всех и для всех», что смогла примирить на несколько часов совершенно разных людей в борьбе за глоток воздуха и место, откуда слышнее.

В анонсе говорилось: «Человек в системе» — это книга об уме, философии и свободе. Автор ставит «проклятые вопросы» современного самосознания человека и в рассуждениях стремится привести читателя к попытке собственных, читателя, ответов.  «Мы твердо знаем о себе, что мы умные, талантливые и великодушные раздолбаи, которые достойны сладкой жизни в Золотом Веке, и уж точно достойны лучшей власти и реальности, но живем вечно в дерьме. Почему?…Каждый из нас отлично знает, как он хочет жить. Почему в реальности он живет иначе, даже если его, кажется… никто силком не заставляет?…» Новая книга Михаила Веллера раскрывает тайны человеческих конфликтов и парадоксального устройства общества. «Человек в системе» продолжает темы бестселлеров «Все о жизни» и «Великий последний шанс».

Прорекламировать книгу перед нашей читательской аудиторией, которая, без всякого сомнения, близка к авторской, практически невозможно без цитирования. Анонсы сегодня научились делать все, а кошелек готов поверить лишь слогу автора. В качестве примеров для цитирования мы выбрали несколько эпизодов, но памятуя о требовании законодательства об авторских правах, ограничимся одним. Он посвящен всегда популярной в нашем журнале теме профессионализма. К сказанному автором мы прилагаем свою рекомендацию книгу читать. Размышлять, обсуждать и решать для себя до того, как действовать.

Альтернативное мнение

Профессионалы и формалы

Михаил Веллер. Эпизод книги «Человек в системе», Издательства: АСТ, Астрель, Москва 2010 г .

Противопоставление профессионалов и дилетантов уже на стилистическом уровне не в пользу дилетантов.

Профессионал — это основательно подготовленный человек, под руководством учителей прошедший школу. Он превзошел базовый курс всех наук, лежащих в основе его профессиональной деятельности. Он занимается своим делом ежедневно, и это есть его профессия. Этим он зарабатывает себе на хлеб. Он постоянно в форме. Он в курсе новинок. Он информирован. Он знает законы и правила своей профессии. Коллеги дают о нем положительные отзывы. У него есть свой участочек в науке, хоть крошечный.

Дилетант не имеет систематического базового образования в деле, за которое принялся. У него нет диплома с положительными оценками по курсам прослушанных наук. У него не было преподавателей его науки. Он вообще учился чему-то другому и зарабатывает на жизнь чем-то другим.

Он не входит в корпорацию, не включен в корпоративную иерархию, не знает всех правил. В его знаниях есть про­белы. Иногда он нарушает элементарные законы своей «факультативной профессии» — по незнанию или верхоглядству. Он несерьезен и чужд.

Давайте разбираться. Здоровый парень впервые вышел на ринг и был мгновенно нокаутирован меньшим и слабейшим  по физическим данным, но техничным боксером. Вот разница между профессионалом и дилетантом.

А вот парень вышел на ринг и избил мастера спорта. У него молниеносная реакция, жуткая колотуха, он держит удар как столб, а тренировался он самостоятельно в сарае с пыль­ным мешком.

Победа определяет, кто лучший боксер.

Или приезжает девчонка из провинции поступать в консерваторию и вдруг выдает такое пение природно поставленным голосом, что примы бледнеют от предощущения ревности. Ну — слышно ее!..

А что, черт возьми, есть критерий в гуманитарных науках? В гуманитарных науках нам норовят сообщить, что конечная истина недостижима и непостижима, а объективной истины нет вообще. Причем и по этому вопросу есть разногласия; а само значение слова «истина» по-разному определяется в разных парадигмах.

Концентрация научной атрибутики и степень общепризнанности профессиональным сообществом — есть основной критерий профессионализма. Оно же — критерий значимости. Оно же — критерий истины. Нет?

Если перелопачено много материала — тогда ясно. Если приведен в какую-то систему нарытый ранее горами материал — тогда ясно. А если это «К вопросу о трактовке термина «хрен огородный» в монографии Митина-Попеля "Идеальный человек и постмодернистская философия" в свете развития синергетики»? Научный вклад неразличим невооруженным глазом — но профессионализм налицо!

Если доктор исторических наук, специалист по довоенному периоду советской истории, скажем, перевирает по незнанию марки военной техники и принципиальные цифры, —  он профессионал? Да.

А если инженер без истфака обнаруживает в этом вопросе гораздо б’ольшую осведомленность и складывает разрозненные ранее факты в систему, объясняющую причины процесса, - он дилетант? Гм. Да. Ну, не дилетант — так любитель. Всё равно эту куда хуже, чем профессионал.

А если академик от истории, или философии, или экономики тридцать лет нес коммунистическо-марксистскую чушь, подгоняя свои верно подданнические выводы под приказную партийную установку... — он профессионал? Гм. Да. Он был не прав, но он был профессионал.

Опаньки!.. Получается, профессионал тот, кто обладает всеми формальными признаками профессии: диплом, диссертация, встроенность в профессиональную структуру, зарплата за это занятие. Хреновый столяр, руки из задницы растут, но это его профессия.

Слово «профессионал» стилистически сильно оформлено. Профессионал в спорте — это сильнейший и наилучший, отбор жесток и постоянные нагрузки огромны. Профессио­нальный солдат, моряк, строитель и т.д. Слово звучит похвалой и признанием. Верхняя ступень на лестнице занятий.

Но. Говоря о гуманитарных науках. Образование представляет собой чтение книг, слушание лекций, сидение на семинарах и сдачу экзаменов. Книги доступны каждому, лекции изданы в учебниках, семинары и экзамены есть кнутик для нерадивых. Знать историю лучше профессионального историка есть вопрос желания, времени, памяти и количества прочитанных книг. Все? Все...

А если уровень знаний одинаковый, то что отличает про­фессионала от любителя? Степень понимания. И атрибутирование профессии.

(Понимание — у любителя может быть выше! Здесь все дело в голове. Многознание уму не научает. Но — не будем забегать...)

Слов сказано уже гораздо больше, чем надо для понимания. В любом случае, невзирая ни на что, профессионала отличает от любителя наличие формального образования, формально подтвержденной корпоративной компетентности и формального инкорпорирования в профессиональную среду; плюс получение денег за занятие своей профессией.

А если профессионал некомпетентный дурак? Ну, в лю­бом деле есть некомпетентные дураки.

То есть. Относительно гуманитарных наук. Где возникают споры профессионалов с любителями. Слово «профессионал» корректно будет заменить словом «формал».

Любитель может быть гораздо более основательным профессионалом, чем формал. Он может читать больше литературы по специальности. Он может фанатично уделять больше времени и энергии своему делу. Он не отвлекается на заседания кафедры, преподавание, участие в комиссиях и поездки на конференции. Он не должен соотносить свои труды с мнением научных руководителей и авторитетов. Он пашет не нормированный рабочий день, его работа и хобби налиты в один флакон. Он компетентнее в своем деле, черт возьми! Он и есть профессионал! Но не формал.

В споре между формалом и неформалом профессионал тот из них, кто более владеет предметом! Кто больше и глубже знает! Кто посвятил этому больше времени! Кто будет спорить?..

Под «профессионализмом» обычно подразумевается не степень владения профессией — а принадлежность к формально-корпоративной структуре! То есть: не тот кузнец, кто лучшие мечи кует — а тот, кого старейшины цеха приняли в гильдию.

Вот термины «профессионализм» и «формальная принадлежность» в гуманитарных науках должны быть жестоко разведены и отделены друг от друга. Так же как «любитель» и «дилетант» по сути означает малую степень владения предметом, нерегулярность занятий, отсутствие необходимой образовательной базы. А не работу вне формальных структур и без соблюдения формальных процедур.

Слава Богу, всех выпускников Литературного института еще никто не придумал называть писателями и поэтами. Образование писателей разнообразнейшее. И Союз Писателей СССР, гнусное чиновное министерство советской литературы, давно к навсегда ликвидирован. А ведь в советские времена профессиональным писателем называли только члена Союза писателей! А принимали только кого надо, и ох не простая была процедура!

Так что, ребята, по участию или неучастию в работе структур и ведомств — надо различать формалов и неформалов.

А по степени компетентности в предмете и глубине мышления, и уделяемому времени, — профессионалов и непрофессионалов.

Подмена этих понятий на руку сплоченным бездарным формалам, которых большинство везде, и которые зорко охраняют свою поляну кормления.

Если же говорить о философии, то Герберт Спенсер был инженером-путейцем, Ницше — филологом, Декарт окончил лишь иезуитский колледж, и так далее.

У формалов и не-формалов имеет место разница ценностных ориентации. Не-формал снедаем идеей и жаждой, мысль обуревает его, внутренний посыл не дает сидеть на месте. Он роет землю день и ночь в поисках вожделенной истины. Открытие кружит ему голову. Годы занятий делают его профессионалом. Действия же формала регламентированы, и средства (типа научных степеней) чаще всего становятся целью.

Если энтузиаст-неформал десять лет упорно занимается любимым делом, он делается серьезным профессионалом. Заметим, таких людей вообще мало. Речь вдет о творческих натурах. И только о них.

Среди формалов такие безусловно есть. Но, естественно, меньшинство. Творцов везде меньшинство.

«Карьерный дипломат» на дипломата учился и шел по ступеням дипломатической лестницы. «Некарьерный» — ранее занимался другим делом, но по умственным, волевым и образовательным данным был поставлен на конкретный ответственный пост — как серьезная фигура. Дилетантом и любителем его не зовут, а мнения карьерных дипломатов при назначении его их начальником не спрашивают.

Карьерные философы всячески отбрыкивают информацию о некарьерных. Конкуренцию никто не отменял во всех отраслях деятельности. В любви и на войне все способы хороши. Конкурент подлежит уничтожению. Обвинения в непрофессионализме, что на деле есть констатация непринадлежности к формальным структурам и не более, — удобный аргумент. Аргумент по форме, а не по сущности.

Но когда академическое поле подверглось бесплодию вследствие многолетнего засоления почвы, живое дерево можно вырастить только за его пределами.

Материал связан со страницами:

Истинный профессионализм

Золотая рыбка не может быть на посылках Маргиналы

Раздел статей на тему "Управление персоналом"

Портфельный карьерист на рынке труда

Альтернативное мнение

Высказаться

Перейти на сайт Гильдии Лидеров Перемен

 

 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 
Главная страница Написать письмо Поиск
 


© 2001-2016 Elena Markushina